Электронная версия журнала

НДС: проблемы и решения

«Планово-экономический отдел» №2 2016 / Руководство к действию

Изменения в процедуре проведения камеральных налоговых проверок деклараций по НДС, появление инновационной системы Big Date и возможность налоговой инспекции оперативно сравнить данные декларации налогоплательщика с данными его контрагентов позволили выявить незаконные схемы уклонения от уплаты налога.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕУПЛАТУ НДС

До 2015 г. большинство предприятий, желая уменьшить налоговую нагрузку, сдавали в налоговую инспекцию «оптимизированные» декларации, увеличивая расходы с НДС. После 2015 г. манипуляции стали прозрачными. «Оптимизаторов» ждут претензии, требования пояснить имеющиеся расхождения, доначисления по НДС, штрафные санкции, передача материалов в правоохранительные органы и возбужденные уголовные дела.

Используя инновационную систему сопоставления сведений об операциях, содержащихся в декларациях по НДС, налоговики без труда определяют все компании, связанные с фирмами-«однодневками». Сторонников работы с «однодневками» ждут встречи с налоговиками в рамках выездной проверки, которые могут закончиться возбуждением уголовного дела по ст. 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ), если размер неуплаченных налогов соответствует штрафным санкциям данной статьи: доля неуплаченных налогов превышает 10 % подлежащих уплате сумм налогов или 6 млн руб.

 

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Привлечь к ответственности за неуплату налога на добавленную стоимость можно и по другим статьям УК РФ:

  • по статье 159 «Мошенничество», если речь идет о возмещении НДС при экспорте товаров, который фактически не был уплачен;
  • по статьям 173. 1 «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» и 173.2 «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица» — за создание фирмы-«однодневки», с помощью которой был украден НДС;
  • по статье 199.1 «Неисполнение обязанностей налогового агента», если образовалась недоимка агентского НДС.

 

Если какая-либо компания до сих пор пользуется услугами по обналичиванию и у нее не было неприятностей с контролирующими инстанциями, то до компании просто не дошла очередь и приезд инспекторов (очень часто вместе с правоохранительными органами) еще впереди.

ОТКУДА ОНИ ЗНАЮТ?

Вопрос не в том, откуда налоговики знают, что вы, например, работаете напрямую с фирмой-«однодневкой» или используете буферы, то есть группу прослоек. Ответ на данный вопрос очевиден: схему выявила новая электронная система.

Налогоплательщика, у которого проходит серьезная выездная налоговая проверка, волнует другой вопрос: откуда налоговики знают, что разрозненные компании являются одной холдинговой структурой, контролируемой одним хозяином?

В данном случае не сложно понять, что компании, занимающиеся одинаковой или логично дополняющей друг друга деятельностью, имеющие пересечения по ряду других признаков, являются фактически одним единым бизнесом.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Виновата система Big Date, позволяющая быстро выявлять шаги налогоплательщика по уходу от налогов.

Вопрос «Что делать?» более сложный. Этот вопрос лучше разбить на две части: как оптимизировать текущий НДС и налог на прибыль? На самом деле оптимизировать их надо, безусловно, вместе, как и другие налоги (сборы). Тем не менее необходимо понимать, что налог на прибыль и НДС имеют разную структуру и специфику, поэтому в основе их минимизации лежат разные способы.

Если налог на прибыль можно минимизировать с помощью расходных договоров, трансфертного ценообразования и путем разбиения бизнеса на различные налоговые режимы, то с налогом на добавленную стоимость все сложнее.

Рассмотрим варианты решения проблем с НДС.

Многие финансисты, которые посетили семинары по оптимизации НДС в надежде узнать, что поможет им выйти из ситуации, в которой они оказались (руководитель требует минимизировать НДС и найти замену обналичиванию, а они не знают, как это сделать), уходили недовольные результатом. Вроде бы про оптимизацию НДС рассказывали, а пользы никакой. В чем причина? Дело в том, что оптимизацию налога на добавленную стоимость можно разделить на несколько видов:

  1. Оптимизация оборотного НДС. В результате такой оптимизации компания не платит меньше, она просто не платит НДС с авансов. Данный способ используется, когда не хватает наличных оборотных средств. При этом в целом у компании может быть большая прибыль. Подобная ситуация характерна для строительных организаций. Для оптимизации используют НДС с авансов, займы, оплаты по предварительным договорам и др.
  2. Оптимизация таможенного НДС за счет занижения таможенной стоимости, разбиения фактической цены товара на разные составляющие и т. д.
  3. Оптимизация НДС в крупных сделках. Предположим, у вас есть недвижимость, дорогостоящее оборудование, которые надо продать. В таком случае могут быть использованы различные схемы с реорганизацией предприятия, с долями и простым товариществом. При этом в схемы могут встраиваться в том числе иностранные элементы. Такая оптимизация НДС экономит денежные средства и ее можно осуществить, но она подходит только для крупных сделок в силу специфики используемых способов.
  4. Оптимизация текущего НДС (например, при продаже продуктов питания, одежды, оборудования и т. д.). Данная оптимизация волнует бухгалтеров больше всего (именно с минимизацией текущего НДС и возникли проблемы в связи с появлением системы Big Date), но про нее мало рассказывают на семинарах.

Прежде всего следует предостеречь финансистов от использования некорректных схем, о которых иногда рассказывают специалисты по налоговому планированию. За их основу берется случай, который в плане налогообложения не имеет четкого регулирования в законодательстве и стороны сделки делают вид, что не знают, кто в том или ином случае должен платить НДС (например, сложные ситуации с агентами и принципалами). Тем не менее понятно, что такие схемы не совсем корректны, стороны связаны между собой, а налог на добавленную стоимость просто крадут.

Что касается реальной оптимизации текущего НДС, то для грамотной минимизации данного налога необходимо понимать его природу. А она такова, что в большинстве ситуаций (из которых могут быть исключения) оптимизация НДС строится на принципе сообщающихся сосудов. Чем меньше вы заплатите, тем меньше к вычету примет ваш контрагент. Иначе говоря, если вы нашли способ, как заплатить в государственную казну не 200, а 100 руб., то и ваш партнер, которому вы оказываете услуги, примет к вычету 100 руб.

Поэтому многие консультанты советуют налогоплательщику перейти на режим налогообложения без уплаты НДС и вместо одной организации на основной системе налогообложения создать несколько организаций на «упрощенке» или сделать так, чтобы лимит выручки не превышал пороговые пределы, при которых не платится НДС.

На практике следовать этим советам не всегда реально, потому что при отсутствии НДС часть клиентов может отказаться от работы с таким контрагентом. Во-вторых, очень часто компании важнее сохранить одно юридическое лицо, а не создавать много новых. Если владелец разбивает единую компанию на большое количество юридических лиц, он явно преследует цель получить необоснованную налоговую выгоду.

Оптимизация налога на добавленную стоимость — это большая кропотливая работа, в результате которой может быть найдено приемлемое решение.

Для оптимизации можно сыграть на разных ставках НДС для продукции и материалов, из которых она изготовлена. Например, для игрушечной продукции предусмотрена пониженная ставка НДС 10 % (подп. 2 п. 2 ст. 164 НК РФ, Перечень кодов видов продовольственных товаров и товаров для детей, облагаемых налогом на добавленную стоимость по налоговой ставке 10 процентов, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 31.12.2004 № 908). При этом ставка материалов, из которых изготавливаются игрушки, может быть равна 18 %.

Можно сделать так, чтобы одна часть услуг облагалась НДС, а другая — нет.

 

ПРИМЕР 1

Единая стоимость товара разделена на две части: основная стоимость товара плюс услуги по предпродажной подготовке. Основные услуги оказывает одна компания (на общей системе налогообложения), услуги по предпродажной подготовке — другая (на упрощенной системе налогообложения).

 

При оптимизации важно не потерять НДС, который вы получаете от своих контрагентов. Ведь налог на добавленную стоимость, уплаченный в бюджет вашими контрагентами, оказывается попросту выброшенным.

Предположим, для минимизации НДС вы по совету консультанта разбили одно юридическое лицо на ОСНО на много упрощенцев. При этом закупки вы осуществляете у лиц на общей системе налогообложения. «Входной» НДС вы возьмете в расход, если ваш режим УСН с объектом «доходы за минусом расходов», но как налог на добавленную стоимость он оказывается потерянным. Если ваш режим УСН с объектом налогообложения «доходы», эта сумма в принципе теряется вообще.

Рассмотрим пример, когда в холдинге могли быть потери НДС, однако при правильном построении бизнеса их удалось избежать.

 

ПРИМЕР 2

Компания «А» (на ОСНО) занималась производством и оптовой торговлей. Для оптимизации налогообложения в 2015 г. она решила изменить старую схему работы следующим образом: открыть компанию «В» на УСН, (предпродажная подготовка товара), между компанией «А» и «В» заключить расходный договор.

За анализом данной схемы на наличие налоговых рисков компания обратилась в специализированную фирму. Проанализировав новую схему, специалисты пришли к выводу, что она не очень жизнеспособна. Причина в том, что расходы по договорам между организациями были завышены в несколько раз. Любая услуга (работа) имеет определенный диапазон рыночных цен и должна быть оказана (выполнена) в определенных обоснованных для данного производства или продаж объемах.

Есть немало случаев в судебной практике, когда налоговые органы доказывали, что расходные договоры имеют фиктивный характер и использовались только для минимизации налоговых платежей.

В одном из судебных дел налоговики умножили грузоподъемность машин на количество перевозок и выяснили, что работы в размере, заявленном в расходном договоре, не были выполнены, следовательно, и цена за работы значительно завышена.

Получается, что договор был заключен, чтобы вывести денежные средства на более льготный налоговый режим и получить необоснованную налоговую выгоду (Обзор судебной практики Восточно-Сибирского округа, одобрен Постановлением Президиума Четвертого Арбитражного апелляционного суда от 15.04.2011 № 5).

Схема компании «А» в части необоснованности затрат была аналогичной. Чтобы указать высокую цену расходного договора, надо было установить в нем нереально большой объем услуг или слишком высокую цену за услугу.

Смущал и другой момент: компания «В» на упрощенной системе налогообложения оказывала услуги только одному заказчику.

В альтернативу компании «А» было предложено разделить бизнес на два юридических лица:

  • компанию на УСН (производство);
  • компанию на ОСНО (оптовые продажи).

Во-первых, такая система работы давала экономию на страховых взносах (п. 8 ч. 1 ст. 58 Федерального закона от 24.07.2009 № 212 (в ред. от 29.12.2015) «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования»).

Во-вторых, расходы по налогу на прибыль в данном случае были обоснованны. Ведь за поставляемые товары оптовая фирма платила реальную, а не завышенную рыночную цену.

Кроме того, для минимизации рисков было решено построить бизнес так, чтобы производственная компания напрямую работала еще с несколькими крупными фирмами. Чтобы не потерять «входной» НДС по материалам, который компания на УСН не смогла бы принять к вычету, было предложено построить отношения по давальческому варианту, когда материалы для производства закупала оптовая компания.

 

Вывод: грамотный анализ ситуации, использование нестандартных идей позволяют решить проблему оптимизации текущего НДС.

 

Ю. А. Хачатурян, генеральный директор компании Nika, risk plan

Статья опубликована в журнале «Планово-экономический отдел» № 2, 2016.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.