Электронная версия журнала

История одного спора: отстранение от работы из-за уголовного дела

«Кадровые решения» №5 2017 / Трудовые споры

ПОЗИЦИЯ ИСТЦА

Ч. работала в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования на должности и. о. доцента, заведующего кафедрой бухгалтерского учета и финансов.

Приказами она была временно отстранена от работы по представлению следователя по особо важным делам Следственного управления Следственного комитета. Данное представление было вынесено по расследуемому в отношении истицы уголовному делу.

Ч. не согласна с отстранением, поскольку в соответствии со ст. 114 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ) только суд может вынести и направить по месту работы постановление о временном отстранении от работы подозреваемого или обвиняемого работника.

Истице предъявлено обвинение в совершении преступления небольшой тяжести, что исключает в силу абзаца 4 ч. 2 ст. 331 ТК РФ ее отстранение от работы.

В связи с этим она считает приказы об отстранении от работы незаконными и необоснованными, а также полагает, что имеет право на денежную компенсацию за время вынужденного прогула. Ч. просила суд признать приказы об отстранении ее от работы незаконными, восстановить на работе, взыскать среднюю заработную плату за время вынужденного прогула.

ПОЗИЦИЯ ОТВЕТЧИКА

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования исковые требования работницы Ч. не признает, считает, что оспариваемые приказы законны, так как работодатель исполнял представление следователя.

Согласно положениям ст. 331.1 ТК РФ работодатель обязан отстранить от работы педагогического работника при получении от правоохранительных органов сведений о том, что данный работник подвергается уголовному преследованию.

Согласно ст. 76 ТК РФ работодатель обязан отстранить работника на весь период времени до устранения обстоятельств, явившихся основанием к отстранению от работы. Заработная плата за период отстранения работнику не выплачивается.

По информации, поступившей от органа расследования, Ч. подвергается уголовному преследованию по признакам преступления, относящегося к умышленным тяжким преступлениям. Иная информация, подтверждающая переквалификацию действий Ч., работодателю не поступала.

Обвинение в совершении преступлений небольшой тяжести было предъявлено Ч. после издания приказов об отстранении от работы. В связи с этим ответчик полагает, что иск не подлежит удовлетворению.

ПОЗИЦИЯ СУДА

Судом установлено, что стороны состоят в трудовых отношениях. Приказами истица была отстранена от работы по должности и. о. доцента, заведующего кафедры бухгалтерского учета и финансов со ссылкой на ст. 76 ТК РФ.

В качестве основания к отстранению от работы указаны представление Следственного управления, листок нетрудоспособности. С приказами об отстранении Ч. была ознакомлена и согласна, что подтверждается ее подписью в приказах.

Как следует из представления на имя и. о. директора о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, следователем по особо важным делам Следственного управления Следственного комитета РФ в порядке, установленном ч. 2 ст. 158 УПК РФ, предложено рассмотреть вопрос об отстранении (увольнении) работника.

Суд пришел к выводу, что представление следственного органа в отношении истицы не относится к категории требований органов или должностных лиц, уполномоченных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, обязательных к исполнению работодателем в силу ст. 76 ТК РФ.

Процедура отстранения от должности подозреваемого (обвиняемого) определяется нормами уголовно-процессуального законодательства.

Согласно п. 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ только суд, в т. ч. в ходе досудебного разбирательства, правомочен принять решения о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности.

Указанная процедура в отношении истицы не применялась.

Ссылку ответчика на положения ст. 331.1 ТК РФ как на основание для отстранения от работы суд отвергает как необоснованную.

В силу положений ст. 331.1 ТК РФ работодатель обязан отстранить от работы (не допускать к работе) педагогического работника при получении от правоохранительных органов сведений о том, что данный работник подвергается уголовному преследованию за преступления, указанные в абзацах 3 и 4 ч. 2 ст. 331 ТК РФ.

Работодатель отстраняет от работы (не допускает к работе) педагогического работника на весь период производства по уголовному делу до его прекращения либо до вступления в силу приговора суда.

Как следует из справки к обвинительному заключению, в отношении Ч. избрана мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке, а также предъявлено обвинение в преступлении.

Преступление, в совершении которого подозревалась истица, относится к гл. 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», не входящей в перечень, предусмотренный абзацем 3 ч. 2 ст. 331 ТК РФ.

Таким образом, приказы работодателя об отстранении истицы от работы приняты в нарушение требований трудового и уголовно-процессуального законодательства и признаются незаконными.

РЕШЕНИЕ СУДА

Исковые требования истицы удовлетворить, признать приказы об отстранении от работы незаконными, взыскать среднюю заработную плату за время вынужденного прогула.

 

 

М. А. Кичигина,
частный юрист

Статья опубликована в журнале «Кадровые решения» № 5, 2017.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.