Электронная версия журнала

Законно ли увольнение работницы?

«Кадровые решения» №5 2014 / Практика применения трудового законодательства

В нашей организации началась процедура сокращения штата. Одной из работниц вручено уведомление о сокращении занимаемой должности с 1 мая 2014 г. Но супруг данной работницы в настоящее время отбывает наказание в местах лишения свободы и только на момент ее увольнения будет освобожден условно-досрочно. Также у супругов есть несовершеннолетний ребенок 2006 года рождения. Законно ли увольнение работницы в связи с сокращением?

 

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации. При этом ч. 3 ст. 81 ТК РФ предусмотрено, что увольнение по данному основанию допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом состояния его здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Для некоторых категорий работников Трудовым кодексом РФ установлен прямой запрет на увольнение по инициативе работодателя. Так, нельзя уволить в связи с сокращением штата и/или численности беременную женщину (ч. 1 ст. 261 ТК РФ) и работника в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (ч. 6 ст. 81 ТК РФ).

В ч. 4 ст. 261 ТК РФ установлен запрет на увольнение по этому основанию:

  • женщины, имеющей ребенка в возрасте до трех лет;
  • одинокой матери, воспитывающей ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет или малолетнего ребенка в возрасте до 14 лет;
  • других лиц, воспитывающих указанных детей без матери;
  • родителя (иного законного представителя ребенка), являющегося единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях.

В российских нормативно-правовых актах отсутствует официальное определение понятия «одинокая мать». Органы социальной защиты населения признают таковыми и предоставляют соответствующие льготы и компенсации женщинам, родившим ребенка, не будучи в браке, если отец не признал ребенка и вписан в свидетельство о рождении по заявлению матери (либо в графе «отец» проставлен прочерк).

Однако Верховной Суд РФ сначала в Обзоре судебной практики за I квартал 2010 г. (в ответе на вопрос № 6), а затем и в постановлении Пленума ВС РФ (абзац 2 п. 28 постановления от 28.01.2014 № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних») высказал мнение, что при разрешении споров о незаконности увольнения без учета гарантии, предусмотренной ч. 4 ст. 261 ТК РФ, судам следует исходить из того, что к одиноким матерям по смыслу данной нормы может быть отнесена женщина, являющаяся единственным лицом, фактически осуществляющим родительские обязанности по воспитанию и развитию своих детей (родных или усыновленных) в соответствии с семейным и иным законодательством, то есть воспитывающая их без отца, в частности, в случаях, когда отец ребенка умер, лишен родительских прав, ограничен в родительских правах, признан безвестно отсутствующим, недееспособным (ограниченно дееспособным), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, отбывает наказание в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в иных ситуациях.

Таким образом, женщину, являющуюся в данное время единственным лицом, фактически осуществляющим родительские обязанности по воспитанию и развитию своего ребенка без отца, который отбывает наказание в учреждении, исполняющем наказание в виде лишения свободы, по мнению Пленума ВС РФ, рекомендуется относить к одиноким матерям.

Разъяснения Пленума ВС РФ принимаются судами как безусловная истина и применяются ими безоговорочно.

Следовательно, к ней в полной мере относится установленный ч. 4 ст. 261 ТК РФ запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребенка в возрасте до 14 лет.

Будет ли ее муж освобожден условно-досрочно к 1 мая 2014 г. или не будет, гарантировать никто не может, если, конечно, работодатель не получит официальный документ, подтверждающий этот факт. Поэтому увольнение этой женщины в связи с сокращением штата до выхода ее мужа на УДО мы не рекомендуем. В уведомлении о предстоящем увольнении ей следует сообщить, что ее должность будет сокращена с 1 мая 2014 г., в связи с чем, если не появится возможность перевести ее с ее письменного согласия на другую работу, подходящую ей по компетенциям и состоянию здоровья, трудовой договор с ней будет расторгнут не ранее 30 апреля 2014 г. при условии освобождения мужа из места заключения на УДО или по истечении срока наказания.

М. В. Журавлева, специалист по кадрам

Статья опубликована в журнале «Кадровые решения» № 5, 2014.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.