Электронная версия журнала

Генеральный директор. Особенности трудовых отношений

«Кадровые решения» №2 2011 / Практика применения трудового законодательства

Регулирование трудовых отношений с руководителями в силу их положения в управляемой ими организации осложняется некоторыми особенностями. Вопросы возникают еще до принятия будущего руководителя на работу, например необходимо выяснить, не является ли он дисквалифицированным лицом. Достаточно большие сложности возникают и при необходимости привлечь директора к ответственности за его действия. Мы расскажем вам о том, что нужно знать в этих и некоторых других ситуациях.

ПРОВЕРКА ПРАВОСПОСОБНОСТИ КАНДИДАТА НА ДОЛЖНОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ

Перед заключением трудового договора с руководителем организации необходимо убедиться, что он не является дисквалифицированным лицом.

Согласно п. 2 ст. 32.11 Кодекса об административных правонарушениях РФ (КоАП РФ) при заключении договора лицо, уполномоченное подписать договор (то есть участник, акционер или член совета директоров и пр.), обязано запросить информацию о наличии дисквалификации физического лица в органе, ведущем реестр дисквалифицированных лиц. Таким органом является Министерство внутренних дел РФ (постановление Правительства РФ от 02.08.2005 № 483 «Об уполномоченном органе, осуществляющем формирование и ведение реестра дисквалифицированных лиц»).

С дисквалифицированным лицом организация не вправе заключать трудовой договор и назначать его на должность руководителя.

Информация, содержащаяся в реестре дисквалифицированных лиц, является открытой для ознакомления. Заинтересованные лица вправе получить за плату выписки, содержащие сведения о дисквалифицированных лицах. О порядке получения информации из реестра можно узнать из Положения о формировании и ведении реестра дисквалифицированных лиц, утвержденного постановлением Правительства РФ от 11.11.2002 № 805 (в ред. от 08.08.2009).

Понятие дисквалификации содержится в ст. 3.11 КоАП РФ. Дисквалификация заключается в лишении физического лица права:

  • занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица;

  • входить в совет директоров (наблюдательный совет);

  • осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом;

  • осуществлять управление юридическим лицом.

Административное наказание в виде дисквалификации назначается судьей.

Дисквалификация устанавливается на срок от шести месяцев до трех лет.

СОВЕТ. Если организация сама не убедится, что соискатель на должность руководителя не относится к числу дисквалифицированных лиц, то об этом может узнать, например, ее деловой партнер при проверке контрагента. Информация о юридических лицах, в состав исполнительных органов которых входят дисквалифицированные лица, есть на сайте ФНС России (сайт www.nalog.ru, сервис «Проверьте, не рискует ли ваш бизнес?»).

ОТРАЖЕНИЕ В УЧРЕДИТЕЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ СВЕДЕНИЙ О ГЕНЕРАЛЬНОМ ДИРЕКТОРЕ

При регистрации юридического лица сведения о генеральном директоре подаются в налоговый орган среди других документов. Их можно найти в заявлении о регистрации. Кроме того, краткие сведения о нем будут фигурировать в решении об учреждении или протоколе общего собрания участников.

Кратко расскажем о регистрации в налоговом органе смены руководителя. В едином государственном реестре юридических лиц (ФЗ от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»; в ред. от 23.12.2010) (ЕГРЮЛ) содержатся в том числе и такие сведения, как фамилия, имя, отчество и должность лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, а также паспортные данные такого лица или данные иных документов, удостоверяющих личность в соответствии с законодательством Российской Федерации, и идентификационный номер налогоплательщика при его наличии.

В связи с этим при смене руководителя организации необходимо подать в регистрирующий орган (налоговый орган) соответствующее заявление.

РАБОТА РУКОВОДИТЕЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ

Работе по совместительству руководителя организации посвящена ст. 276 ТК РФ. В ней указывается, что руководитель организации может работать по совместительству у другого работодателя только с разрешения уполномоченного органа юридического лица либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица (органа).

Кроме того, он не может входить в состав органов, осуществляющих функции надзора и контроля в данной организации.

МАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ

Материальная ответственность руководителя организации устанавливается ст. 277 ТК РФ. Согласно этой статье руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации, — без оформления этой обязанности трудовым договором или договором о полной материальной ответственности, на основании закона, так как полная материальная ответственность работника наступает в том числе, если она предусмотрена Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами (ст. 242 ТК РФ).

В случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством (ФЗ от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в ред. от 28.12.2010); Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. от 28.12.2010)).

Процедура привлечения к ответственности

На практике достаточно сложно реализовать меры по привлечению руководителя организации к материальной ответственности. Для этого необходимо, чтобы одновременно имели место:

  • прямой действительный ущерб (иногда в отношении руководителя организации — убытки, в том числе и упущенная выгода);

  • противоправное поведение руководителя;

  • причинная связь между действиями (бездействием) руководителя и ущербом;

  • вина руководителя.

Доказать наличие всех этих четырех признаков относительно руководителя организации зачастую непросто.

Например, акционеры приняли на должность генерального директора наемного работника, не входящего в состав акционеров общества. При этом выделили средства на рекламу для привлечения клиентов в эту организацию. Директор открыл параллельно свою фирму и всех клиентов переманивал туда. Акционеры де-факто потеряли денежные средства на рекламу, не полученные от клиентов, произвели общехозяйственные траты, траты на налоги, заработную плату, а в результате не получили ничего.

Разумеется, будет практически невозможно доказать в суде, что конкретные клиенты действительно приходили в данную компанию (то есть что реклама работала), ведь в суде такой директор скажет, что клиенты пришли в его фирму совершенно автономно. Невозможно установить, сколько было клиентов. Сложно будет доказать и то, что клиенты отвергли компанию акционеров именно из-за злонамеренных действий директора, а не потому что она им не подошла. Кроме того, как доказать, например, что затраты на рекламу — это прямой действительный ущерб? Ведь размещение рекламы — всегда риск. Да и упущенную выгоду в виде денег, не полученных от клиентов, доказать сложно (так как неизвестно, сколько их было, сколько их бы осталось здесь, не будь компании-конкурента и т. д.).

Зачастую на практике учредители предпочитают вместо привлечения руководителя организации к материальной ответственности оспаривать сами заключенные им сделки и возвращать все полученное по ним, так как это более эффективно. Так, в постановлении ФАС Центрального округа от 04.06.2003 № А23-3854-02Г-16-171 описана ситуация, когда наемный директор продал все имущество организации своим родственникам за символическую сумму.

В суде соответствующие сделки были признаны недействительными.

Определение размера ущерба

Еще одна проблема, связанная с привлечением руководителя организации к материальной ответственности, состоит в следующем. Как мы помним, руководитель по общему правилу несет ответственность за прямой действительный ущерб и лишь в некоторых случаях он несет ответственность за убытки (то есть еще и за упущенную выгоду).

Между тем в Трудовом кодексе РФ есть только ст. 246 «Определение размера причиненного ущерба». Из ее названия и содержания можно сделать вывод, что речь все-таки идет о прямом действительном ущербе. Алгоритма расчетов упущенной выгоды в Трудовом кодексе РФ нет.

Практически невозможно в отношении директора организации соблюсти порядок взыскания ущерба, установленный Трудовым кодексом РФ.

Извлечение

из Трудового кодекса Российской Федерации

Статья 247. Обязанность работодателя устанавливать размер причиненного ему ущерба и причину его возникновения

До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. […]

Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт. […]

Статья 248. Порядок взыскания ущерба

Взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

Если месячный срок истек или работник не согласен добровольно возместить причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание может осуществляться только судом.

Получается, что если руководитель организации причинил имуществу организации вред, то работодатель (в лице его самого как руководителя организации) должен провести проверку, связанную с возникновением убытков или ущерба организации. Такие действия достаточно нелогичны.

Естественно, если, например, после обнаружения причиненного ущерба будет тут же сменен директор — правовых коллизий не возникнет. Но ситуации бывают разные. Например, прописанная в корпоративных документах процедура смены директора может быть достаточно громоздкой и длинной, и собственникам придется ждать продолжительное время для того, чтобы воспользоваться своим правом на получение части денежных средств автоматически без суда.

МНЕНИЕ АВТОРА. Трудовым кодексом РФ могла бы быть предусмотрена процедура привлечения генерального директора к материальной ответственности не работодателем, единоличным исполнительным органом и представителем которого является сам руководитель организации, а наблюдательным советом, советом директоров и пр.

ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ

Достаточно сложно привлечь руководителя организации и к дисциплинарной ответственности. Ведь для этого должен быть соблюден общий порядок, установленный ст. 193 ТК РФ. А в ней сказано, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Получается, что сам директор, так как он в данном случае является работодателем, у себя же должен потребовать объяснительную.

Согласно этой же статье дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Верховный Суд РФ уточняет (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»; в ред. от 28.09.2010), что месяц отсчитывается со дня обнаружения проступка непосредственным руководителем работника. Кто является непосредственным руководителем генерального директора — правовая загадка.

МНЕНИЕ АВТОРА. Было бы логичным, если бы в Трудовом кодексе РФ относительно генерального директора были установлены специальные нормы для привлечения его к дисциплинарной ответственности, а спрашивать объяснительную и налагать дисциплинарное взыскание могли бы либо контролирующие органы компании (наблюдательный совет, совет директоров), либо учредители (акционеры).

УВОЛЬНЕНИЕ РУКОВОДИТЕЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ

Для увольнения руководителя организации существуют как общие основания — то есть те же, что и для любого работника (соглашение сторон, виновные действия, обстоятельства, не зависящие от воли сторон и т. д.) — так и дополнительные, предусмотренные ст. 278 ТК РФ.

Однако, пытаясь уволить руководителя организации по общим основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом РФ, можно столкнуться с рядом сложностей. Непонятно, например, как его можно уволить за прогул или за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей, если до этого надо соблюсти процедуру наложения дисциплинарных взысканий, предусмотренную ст. 193 ТК РФ, которую, как мы писали выше, в отношении генерального директора соблюсти практически невозможно.

Если директор решит сам расторгнуть свой трудовой договор, то, согласно ст. 280 ТК РФ, он должен предупредить об этом работодателя (собственника имущества организации, его представителя) в письменной форме не позднее чем за один месяц. При формулировании данной нормы было учтено, что руководитель организации не может предупредить сам себя, а также то, что на поиск и подбор кандидата на эту ответственную должность требуется больше времени, чем на подбор любого другого работника.

В ст. 278 ТК РФ перечислены следующие дополнительные основания для прекращения трудового договора с руководителем организации:

1) в связи с отстранением от должности руководителя организации — должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве);

2) в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.

Решение о прекращении трудового договора по указанному основанию в отношении руководителя унитарного предприятия принимается уполномоченным собственником унитарного предприятия органом в порядке, установленном Правительством РФ.

В ст. 279 ТК РФ прописаны гарантии руководителю организации в случае прекращения трудового договора. В частности, в случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ (по решению уполномоченного органа или собственника имущества организации) при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.

Если при увольнении с работы руководителя организации были допущены нарушения, возможно его восстановление на работе. Однако зачастую оно не является полноценной правовой победой, так как акционеры (учредители) могут, опираясь на п. 2 ст. 278 ТК РФ, повторно принять решение об увольнении директора, который даже не приступил к работе после предыдущего восстановления.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Решение от 30.01.2009 Зеленоградского районного суда г. Москвы

Д. — руководитель организации «Х» — был уволен работодателем, а затем восстановлен на работе 15 апреля 2008 г., однако фактически на рабочем месте он не появился. По его утверждению, он не был до него допущен, по утверждению работодателя он не выходил на работу сам. Пристав, который должен был исполнить решение суда по исполнительному листу, считал, что в данном случае достаточно того, что организация-работодатель издала приказ о восстановлении директора на работе. Сам же директор полагал, что этого недостаточно:

пристав должен ездить с ним на работу.

Затем 21 апреля 2008 г. снова был издан приказ об увольнении данного директора. На его место был назначен новый. Д. вновь обратился в суд.

Д. виделось исполнение решения суда от 15.04.2008 следующим образом: нового директора, принятого с 21 апреля 2008 г., необходимо уволить, а Д. восстановить в должности, после чего его снова могут уволить, но с выплатой зарплаты за весь период, несмотря на то что повторное увольнение он не оспаривал.

Представители ответчика с заявлением Д. не согласились и объяснили, что приказ о восстановлении есть, значит они исполнили решение суда о первоначальном восстановлении на работе. Поскольку Д. писал заявление о выплате ему заработной платы за период с 15 по 21 апреля 2008 г., он сам согласен, что его восстановили. Представитель ответчика объяснила, что Д. был восстановлен на работе с 15 по 21 апреля 2008 г. В суд было направлено сообщение, что Д. не приступил к работе. От судебного пристава-исполнителя поступили письменные возражения на заявление Д., где он указал, что не согласен с заявлением Д., поскольку в ходе исполнения установлено, что Д. был фактически допущен к исполнению своих должностных обязанностей. Данный факт подтверждается заявлением Д. от 16.07.2008, в котором он просит начислить ему зарплату за период с 15 по 21 апреля 2008 г., оплатить соответствующие отчисления в ПФР и заплатить налог. 1 августа 2008 г. заработная плата ему перечислена. Д. сам должен был определить свое рабочее место. Кроме того, установлено, что Д. уволен с должности генерального директора 21 апреля 2008 г. новым решением совета директоров. Данное решение им не обжаловалосьв судебном порядке.

Суд пришел к следующему решению. Для исполнения решения о восстановлении на работе недостаточно издания приказа. Судебный пристав действительно должен был в соответствии с решением суда от 15.04.2008 по иску Д. о восстановлении ездить с ним вместе на работу.

18 апреля 2008 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении исполнительного производства в отношении ответчика с сущностью взыскания: восстановить Д. в должности генерального директора. В соответствии с ч. 1 ст. 106 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Федеральный закон № 229-ФЗ) содержащееся в исполнительном документе требование о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника считается фактически исполненным, если взыскатель допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей и отменен приказ (распоряжение) об увольнении или о переводе взыскателя. Таким образом, требование исполнительного документа (исполнительного листа) о восстановлении Д. на работе могло считаться фактически исполненным при совокупности условий:

·                   Д. допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей генерального директора;

·                   отменен приказ об увольнении Д.

После возбуждения исполнительного производства судебному приставу-исполнителю был представлен приказ от 15.04.2008, которым постановлено отменить приказ от 13.08.2005 об увольнении Д. и восстановить в должности генерального директора с 15 апреля 2008 г., о чем Д. была направлена телеграмма. В трудовой книжке Д. была сделана запись о восстановлении на работе. Однако 21 апреля 2008 г. ответчик письменно сообщил суду о том, что Д. до настоящего момента к исполнению своих обязанностей не приступил. 12 мая 2008 г. Д. обратился в ОСП по ЗАО УФССП по Москве с заявлением, в котором просил отменить постановление об окончании исполнительного производства и возобновить исполнительное производство, ссылаясь на то, что его фактически не допустили к исполнению своих должностных обязанностей. 13 мая 2008 г. было вынесено постановление об отмене постановления об окончании исполнительного производства. «Х» оспорил в судебном порядке указанное постановление и просил его отменить, ссылаясь среди прочего на то, что решение Зеленоградского районного суда г. Москвы о восстановлении на работе Д. было выполнено в добровольном порядке еще 15 апреля 2008 г. Решением суда от 29.05.2008 было постановлено «Х» в удовлетворении заявления отказать.

При этом данным решением суда было установлено, что в материалах исполнительного производства отсутствуют документы, указывающие на то, что ко дню окончания исполнительного производства (21 апреля 2008 г.) Д. был допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей генерального директора «Х». Суд установил, что в материалах исполнительного производства имеется представленное в суд 21 апреля 2008 г. сообщение «Х», подписанное заместителем генерального директора Д., о том, что до настоящего момента (то есть до 21 апреля 2008 г.) к исполнению своих обязанностей Д. не приступил. Суд при этом пришел к следующему выводу: при наличии данного сообщения указание в приказе «Х» от 15.04.2008 на восстановление в должности генерального директора Д. с 15 апреля 2008 г., а также запись в его трудовой книжке о восстановлении в должности с 15 апреля 2008 г. при отсутствии фактического допуска Д. к исполнению им прежних трудовых обязанностей в должности генерального директора «Х» не свидетельствуют об исполнении требования исполнительного документа (исполнительного листа) о восстановлении Д. на работе. Указанное решение суда от 29.05.2008 вступило в законную силу 15 июля 2008 г. Таким образом, суд находит доказанным, что Д. к 21 апреля 2008 г. не был восстановлен на работе, поскольку он не был допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей генерального директора «Х», что в соответствии с положениями ч. 1 ст. 106 Федерального закона № 229-ФЗ является обязательным условием восстановления на работе.

Суд при этом находит несостоятельным довод судебного пристава-исполнителя Р. о том, что Д. фактически допущен к исполнению своих должностных обязанностей, что доказывается его заявлением от 16.07.2008, в котором он просил начислить ему зарплату за период с 15 по 21 апреля 2008 г., оплатить соответствующие отчисления в ПФР, заплатить налог и тем, что 1 августа 2008 г. зарплата ему перечислена. Суд посчитал, что данные обстоятельства не могут свидетельствовать о том, что Д. к 21 апреля 2008 г. был фактически допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей, поскольку в соответствии с положениями ст. 396 ТК РФ и ч. 2 ст. 106 Федерального закона № 229-ФЗ при задержке работодателем исполнения решения о восстановлении на работе незаконно уволенного работника органом, принявшим решение, может быть вынесено определение о выплате работнику за все время задержки исполнения решения среднего заработка, а судебный пристав-исполнитель разъясняет взыскателю право на обращение в суд с соответствующим заявлением.

Суд также учитывает и то, что 21 апреля 2008 г. совет директоров «Х» принял решение прекратить полномочия генерального директора «Х» Д. и назначить генеральным директором «Х» Р., что доказывается протоколом заседания совета директоров «Х» от 21.04.2008.

Приказом «Х» от 21.04.2008 № 4 на основании протокола заседания совета директоров от 21.04.2008 № 14 Д. уволен с 21 апреля 2008 г. Д. был ознакомлен с данным приказом в тот же день. Тем не менее 28 ноября 2008 г. судебный пристав-исполнитель Р. вынес повторное постановление об окончании исполнительного производства, ссылаясь на п. 1 ч. 1 ст. 47 Федерального закона № 229-ФЗ. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 47 Федерального закона № 229-ФЗ исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Однако суд не может согласиться с тем, что требование о восстановлении Д. на работе, содержащееся в исполнительном документе, было фактически исполнено в связи со следующим.

Как было изложено выше, в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 106 Федерального закона № 229-ФЗ обязательным условием фактического исполнения содержащегося в исполнительном документе требования о восстановлении на работе является допущение взыскателя к исполнению прежних трудовых обязанностей. К 21 апреля 2008 г. Д. не был допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей.

Однако на основании изложенных выше обстоятельств суд также приходит к выводу о том, что Д. в связи с его увольнением с должности генерального директора «Х» 21 апреля 2008 г. начиная с этой даты уже не мог быть фактически допущен к исполнению обязанностей генерального директора «Х». Таким образом, учитывая, что Д. к 21 апреля 2008 г. не был допущен к исполнению прежних трудовых обязанностей генерального директора «Х», а с 21 апреля 2008 г. в связи с увольнением Д. с должности генерального директора «Х» он уже не мог быть допущен к исполнению трудовых обязанностей по этой должности, суд приходит к выводу о том, что возможность исполнения исполнительного документа (исполнительного листа), выданного на основании решения суда от 15.04.2008, о восстановлении Д. в должности генерального директора «Х» в настоящее время утрачена.

Согласно положениям п. 2 ч. 1 ст. 43 Федерального закона № 229-ФЗ, ст. 440 Гражданского процессуального кодекса РФ утрата возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия, является основанием не к окончанию, а к прекращению исполнительного производства судом, который рассматривает соответствующий вопрос с извещением сторон исполнительного производства и судебного пристава-исполнителя.

Суд приходит к выводу о том, что вынесенное судебным приставом-исполнителем Р. постановление об окончании исполнительного производства от 28.11.2008 по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 47 Федерального закона № 229-ФЗ, подлежит отмене.

Вместе с тем суд находит не подлежащим удовлетворению требование Д. о вынесении частного определения в отношении судебного пристава-исполнителя Р. в связи с длительным неисполнением решения суда о его (Д.) восстановлении в должности, поскольку суд пришел к выводу о том, что возможность его восстановления в должности генерального директора «Х» утрачена.

На основании изложенного суд решил: заявление Д. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя ОСП по Зеленоградскому АО УФССП по Москве Р. удовлетворить частично. Постановление об окончании исполнительного производства от 28.11.2008, вынесенное судебным приставом-исполнителем ОСП по ЗАО УФССП по Москве Р., отменить. В удовлетворении остальной части заявления Д. отказать.

 

Ю. А. Хачатурян, юрист, генеральный директор «Nika, risk plan»

Статья опубликована в журнале «Кадровые решения» № 2, 2011.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.