Электронная версия журнала

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ТРУДОВЫМ СПОРАМ

«Кадровые решения» №1 2006 / Трудовые споры

Новая страница 1

ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ, ИЗМЕНЕНИЯ И РАСТОРЖЕНИЯ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА

 

Гарантии защиты трудовых прав депутатов могут предоставляться субъектом Российской Федерации только в пределах, определенных федеральным законодательством.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. № 46-ВО4-23).

 

Позиция заявителя

Прокурор Самарской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному закону и недействующими ряда норм законов Самарской области о статусе депутата Самарской Губернской Думы. Согласно этим нормам депутат Думы не может быть уволен по инициативе работодателя с работы в учреждении, организации, на предприятии всех форм собственности без согласия Думы. Не допускается также в течение срока полномочий депутата его перевод на другую работу по инициативе работодателя без согласия Думы.

По мнению прокурора, данные нормы противоречат трудовому законодательству, поскольку вопросы, возникающие в сфере трудовых отношений и связанных с ними отношений, относятся к ведению Российской Федерации и у субъекта Российской Федерации не имеется полномочий по осуществлению правового регулирования порядка заключения, изменения и расторжения трудового договора.

 

Позиция областного суда общей юрисдикции

Решением Самарского областного суда заявление было удовлетворено. При этом суд руководствовался тем, что оспариваемые нормы противоречат ст.72, 74, 81 ТК РФ и, кроме того, органы государственной власти Самарской области превысили свои полномочия в сфере регулирования трудовых отношений и ввели дополнительные ограничения в возможности уволить по инициативе работодателя и перевести на другую работу избранных депутатов законодательного органа субъекта Российской Федерации, тем самым вторглись в компетенцию федеральных органов государственной власти.

В кассационной жалобе представитель ответчика просил решение суда отменить, мотивируя это тем, что в данном случае следует руководствоваться Федеральным законом  от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», а не ТК РФ.

 

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда России

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ в удовлетворении жалобы отказала, указав на следующие положения законодательства.

Согласно ч. 1 ст. 5 ТК РФ к ведению федеральных органов государственной власти в сфере трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений относится принятие обязательных для применения на всей территории России федеральных законов и иных нормативных правовых актов, устанавливающих, помимо прочего, обеспечиваемый государством уровень трудовых прав, свобод и гарантий работникам (включая дополнительные гарантии отдельным категориям работников), порядок заключения, изменения и расторжения трудовых договоров. При этом ТК РФ не предусматривает преимуществ для работников из числа депутатов Думы при расторжении и изменении трудового договора. Ссылка ответчика на применение ст. 172 ТК РФ не является состоятельной, учитывая, что данная норма касается гарантий работникам, освобожденным от работы вследствие избрания их на выборные должности в государственных органах, органах местного самоуправления, которые определяются законами, регулирующими статус и порядок деятельности названных лиц. Такие гарантии могут быть установлены законодательными органами субъекта Российской Федерации, но лишь в пределах их компетенции.

Таким образом, органы государственной власти субъекта Российской Федерации не обладают полномочиями регулировать трудовые отношения в области расторжения и изменения трудового договора, и, следовательно, гарантии защиты трудовых прав депутатов могут предоставляться субъектом Российской Федерации только в пределах, определенных федеральным законодательством, и принимаемые им специальные законы не должны расширять либо ограничивать их.

Учитывая вышеизложенное, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России решение Самарского областного суда оставила без изменения, а кассационную жалобу Самарской Губернской Думы — без удовлетворения.

 

ОПЛАТА ТРУДА НА РАБОТАХ В МЕСТНОСТЯХ С ОСОБЫМИ КЛИМАТИЧЕСКИМИ УСЛОВИЯМИ

 

Право работника на процентную надбавку к заработной плате поставлено в зависимость непосредственно от стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а не от причины  расторжения трудового договора с ним.

(Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 декабря 2004 г. № КАС04-596).

 

Позиция заявителя

Заявитель — гражданка М. обратилась в Верховный Суд России с заявлением о признании недействующими п. 22 Инструкции[1] в части, исключающей сохранение непрерывного стажа работы при увольнении за виновные действия, и подп. «б», «и» и «к» п. 27 Инструкции, указав, что данные нормы противоречат федеральному законодательству и нарушают гарантированное ст. 37 Конституции РФ право каждого на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации, являются основаниями для неправомерного лишения работников «северных» надбавок, входящих в систему оплаты труда, чем ставят их в неравные условия с другими такими же работниками и фактически закрепляют возможность бесплатного труда.

Согласно п. 22 Инструкции за работниками предприятий, организаций и учреждений, уволившимися с прежней работы (за исключением увольнения за виновные действия), сохраняется непрерывный стаж работы, дающий право на получение надбавки к заработной плате за работу, если перерыв в работе не превышает сроков, установленных действующим законодательством.

Пунктом 27 Инструкции установлено, что непрерывный трудовой стаж не сохраняется при поступлении на работу после прекращения трудового договора по следующим основаниям:

·                систематическое неисполнение без уважительных причин обязанностей, возложенных трудовым договором или правилами внутреннего трудового распорядка (подп. «б» п. 27);

·                увольнение в качестве дисциплинарного взыскания, налагаемого в порядке подчиненности или в соответствии с уставом о дисциплине (подп. «и» п. 27);

·                совершение работником других виновных действий, за которые законодательством предусмотрено увольнение с работы (подп. «к» п. 27).

 

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда России

Решением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда России в удовлетворении заявления было отказано. Решение Cуда было мотивировано тем, что исходя из постановления Совета Министров–Правительства РФ от 7 октября 1993 г. № 1012 «О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентной надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера», действующего на основании ст. 423 ТК РФ впредь до введения в действие соответствующего федерального закона, предусмотрено, что трудовой стаж, дающий право на получение процентных надбавок к месячной заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера, где установлены районный коэффициент и процентная надбавка к зарплате, суммируется независимо от сроков перерыва в работе и мотивов прекращения трудовых отношений, за исключением увольнения за виновные действия. Оспоренные положения Инструкции фактически повторяют определенный Правительством РФ порядок исчисления трудового стажа, дающего  право на получение процентных надбавок к месячной заработной плате, и каких-либо новых правил не устанавливают.

В кассационной жалобе заявительница просила отменить прежнее решение и вынести новое решение.

 

Позиция Кассационной коллегии Верховного Суда России

Рассмотрев материалы дела, Кассационная коллегия Верховного Суда России решение  Cуда отменила, указав на следующее.

В соответствии со ст. 146 и 148 ТК РФ оплата труда на работах в местностях с особыми климатическими условиями производится в порядке и размерах не ниже установленных законами и иными нормативными правовыми актами. Статьей 315 ТК РФ предусмотрено, что  оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к зарплате. Согласно ст. 317 ТК РФ лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, выплачивается процентная надбавка к зарплате за стаж работы в данных местностях. Размер процентной надбавки к зарплате и порядок ее выплаты устанавливаются федеральным законом. По мнению Суда, из данных норм следует, что процентная надбавка к зарплате является составной частью оплаты труда и по своему характеру относится не к стимулирующим выплатам за достижение определенных результатов, а к гарантиям и компенсациям, предоставляемым за работу в особых  климатических условиях.

При этом ни ТК РФ, ни Закон РФ от 19 февраля 1993 г. № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» не связывают предоставление гарантий и компенсаций с причинами расторжения трудового договора, не предусматривают оснований, по которым может быть прекращено или ограничено возникшее у работника право на процентную надбавку к зарплате в соответствии со стажем его работы в особых климатических условиях.

По мнению кассационной инстанции Cуда, оспоренные положения Инструкции подменяют установленное законодательными актами понятие «стаж работы» на «непрерывный стаж работы», предусматривая увольнение за виновные действия в качестве основания, прерывающего такой стаж, что влечет за собой прекращение права на процентную надбавку, имеющегося у работника с учетом его стажа работы в особых климатических условиях. Тем самым право на процентную надбавку поставлено в зависимость не от стажа работы в особых условиях, а от причины расторжения трудового договора. По существу эти положения Инструкции ограничивают право работника на вознаграждение за труд, допускают снижение установленного на основании закона размера оплаты труда на величину имевшейся у работника процентной надбавки, исключая в противоречии с вышеназванными законодательными актами возможность учета стажа работы в особых климатических условиях за период, предшествующий увольнению за виновные действия. Другими словами, имеет место установление в отношении работника, подвергнутого дисциплинарному взысканию за виновные действия, дополнительной, не предусмотренной законом, ответственности в виде лишения его права на процентную  надбавку к зарплате за стаж работы в особых климатических зонах. Таким образом, вследствие применения такой ответственности работник при оплате труда ставится в неравные условия с другими работниками, имеющими равный с ним стаж работы в таких же условиях, что не соответствует требованиям ст. 132 ТК РФ, запрещающей какую-либо дискриминацию при установлении и изменении размеров зарплаты и других условий труда.

Принимая во внимание вышеизложенное, кассационная инстанция Суда  установила, что оспариваемые положения Инструкции, принятые без учета назначения процентной надбавки, отнесенной федеральным законом к гарантиям и компенсациям, не могут быть признаны законными и подлежат признанию недействующими.

Кроме того, кассационная инстанция Суда не согласилась также с доводом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда России о том, что  оспариваемые положения Инструкции содержат нормативное положение, аналогичное положению постановления Совета Министров–Правительства РФ от 7 октября 1993 г. № 1012.  В соответствии со ст. 314 ТК РФ порядок установления и исчисления трудового стажа, необходимого для получения гарантий и компенсаций, определяется Правительством РФ в соответствии с федеральным законом. Ранее принятые правовые нормы, которыми размер процентной надбавки связан с причиной увольнения, а не со стажем работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, противоречат вышеприведенным нормам ТК РФ. Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 423 ТК РФ впредь до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с  ТК РФ законы и иные правовые акты Российской Федерации применяются постольку, поскольку они не противоречат ТК РФ. На основании этой нормы, а также ч. 2 ст. 11 ГПК РФ в данном деле подлежат применению непосредственно нормы федерального закона.

Таким образом, Кассационная коллегия Верховного Суда России отменила прежнее решение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда России и вынесла новое решение, которым признала недействующими и не подлежащими применению со дня вынесения решения п. 22 в части слов «за исключением увольнения за виновные действия» и подп. «б», «и», «к» п. 27 вышеназванной  Инструкции.

 

КОМПЕНСАЦИЯ ЗА НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЙ ОТПУСК

Федеральный закон не регулирует вопрос о механизме расчета компенсации за неиспользованный отпуск работникам, проработавшим до увольнения не менее 11 месяцев, а положения, которые бы запрещали регулировать этот вопрос в порядке, содержащемся в Правилах об очередных и дополнительных отпусках, в федеральном законе не содержатся.

(Определение Верховного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. № КАС05-14).

 

Позиция заявителя

Заявитель — гражданин Т. обратился в Верховный Суд России с заявлением о признании недействующим п. 29 Правил об очередных и дополнительных отпусках, утвержденных НКТ СССР 30 апреля 1930 г. (далее — Правила). Данным пунктом Правил установлено, что полная компенсация выплачивается в размере среднего заработка за срок полного отпуска, а пропорциональная компенсация выплачивается в следующих размерах:

·    при отпуске в 12 рабочих дней — в размере дневного среднего заработка за каждый месяц работы, подлежащей зачету в срок, дающий право на отпуск;

·    при отпуске в 24 рабочих дня и при месячном отпуске — в размере 2-дневного среднего заработка за каждый месяц;

·         при полуторамесячном отпуске — в размере 3-дневного, а при двухмесячном отпуске — в размере 4-дневного среднего заработка за каждый месяц.

В заявлении гражданин Т. указал, что предусмотренная п. 29 Правил пропорциональная компенсация за неиспользованный отпуск (для работников, проработавших менее 11 месяцев) противоречит принципам равенства трудовых прав и возможностей, предусмотренных Конституцией РФ и трудовым законодательством, поскольку оспоренный пункт Правил допускает дискриминацию по вопросу о выплате компенсаций в отношении увольняемых работников, проработавших менее 11 месяцев, по сравнению с лицами, увольняемыми после того, как они отработали не менее 11 месяцев.

 

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда России

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России отказала в удовлетворении заявления, указав, что ТК РФ предусмотрен расчет выплаты компенсации за неиспользованный отпуск лишь в отношении работников, заключивших трудовой договор на срок до двух месяцев, которым такая компенсация  при увольнении на основании ст. 291 ТК РФ выплачивается из расчета два рабочих дня за месяц работы. В данной норме закона использован также метод пропорциональной компенсации, предусмотренный и п. 29 Правил для увольняемых работников, проработавших менее 11 месяцев.

Для остальных категорий работников механизм расчета компенсации за неиспользованный отпуск в ТК РФ (равно как и в ином федеральном законе) не регламентирован. При таком положении Судебная коллегия по гражданским делам установила, что п. 29 Правил соответствует нормам ТК РФ (в том числе ст. 291 ТК РФ) и, следовательно, оснований для признания его недействующим не имеется.

 

Позиция Кассационной коллегии Верховного Суда России

Кассационная коллегия Верховного Суда России согласилась с решением суда первой инстанции и, кроме того, указала следующее.

Согласно п. 28 Правил увольняемые по каким бы то ни было причинам работники, проработавшие не менее 11 месяцев, подлежащих зачету в срок работы, дающей право на отпуск, получают полную компенсацию. Кроме того, в данном пункте перечислены также случаи увольнения, когда полную компенсацию получают работники, проработавшие от 5 с половиной до 11 месяцев. Во всех остальных случаях работники получают пропорциональную компенсацию.

По мнению Суда, положения п. 28 Правил, предусматривающего право проработавшего не менее 11 месяцев работника при его увольнении на получение полной (а не пропорциональной, соответствующей 11 месяцам работы) компенсации за неиспользованный отпуск, само по себе не может свидетельствовать о наличии каких-либо противоречий между п. 29 Правил и положениями ст. 3, 114 и 127 ТК РФ. По мнению Суда, принцип пропорционального расчета компенсации за неиспользованный отпуск, предусмотренный п. 29 Правил, полностью соответствует аналогичному принципу, содержащемуся в ст. 291 ТК РФ.

Согласно ст. 3 ТК РФ запрещена дискриминация в сфере труда, к которой в том числе относятся ограничения в трудовых правах и свободах при получении преимуществ в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Оспоренный п. 29 Правил не может быть расценен как положение, создающее дискриминацию в сфере труда, поскольку федеральным законом не предусмотрено право работника на получение полной компенсации за неиспользованный отпуск, если работник проработал менее 11 месяцев до увольнения. Само же положение п. 28 Правил, согласно которому предусматривается право на получение полной компенсации за неиспользованный отпуск при работе увольняемого не менее 11 месяцев, по мнению Суда, применимо для такой категории работников также в равной степени, без какой-либо дискриминации и без нарушения равенства в трудовых правах части работников этой категории.

Кроме того, Суд обратил внимание заявителя на то, что ТК РФ не урегулирован вопрос о механизме расчета компенсации за неиспользованный отпуск работникам, проработавшим до увольнения не менее 11 месяцев, а положения, которые бы запрещали регулировать этот вопрос подобным образом, в ТК РФ не содержатся. При этом п. 28 Правил заявитель не оспаривал. Конституция России также не содержит положений, запрещающих регулировать рассматриваемый вопрос подобным образом.

Учитывая вышеизложенное, Кассационная коллегия Верховного Суда России решение Судебной коллегии Верховного Суда России оставила без изменения, а жалобу заявителя — без удовлетворения.


 

[1] Инструкция о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержденная приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 г. № 2 во исполнение постановления Совета Министров РСФСР от 22 октября 1990 г. № 458 (далее — Инструкция).

 

Е.А. Разумовская, юрист

Статья опубликована в журнале «Кадровые решения» № 1, 2006.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.