Созависимые отношения в профессиональной и личной жизни секретарей и помощников

«Секретарь-референт» №3 2020 / Психологический практикум

sozavisimye_otnosheniya

Созависимые отношения – одна из самых популярных тем в психологической литературе, ведь они встречаются практически везде – и в личной жизни, и на работе, и в дружбе, даже во вражде. А всё именно потому, что формируются довольно легко и быстро. В каком-то смысле такие отношения – почти норма для человечества. Все мы так или иначе от кого-то зависим – будь то родители, начальство, общественное мнение, определяющее общую точку зрения на какие-то события, либо коллектив, придерживающийся неких правил поведения, которым приходится подчиняться, нравится нам это или нет.

Традиционно созависимые отношения подаются как нечто токсичное, разрушающее и человека, и его личность, но не все так однозначно. Иногда это как раз неплохо, потому что позволяет добиться более слаженного, почти интуитивного взаимодействия между двумя людьми – когда есть стопроцентная уверенность в другом человеке, будь то напарник, или, скажем, секретарь. Вопрос в том, как не перейти ту невидимую грань, за которой отношения внутри такого тандема уже становятся нездоровыми либо для кого-то одного, либо для обоих.

ЧТО ТАКОЕ СОЗАВИСИМЫЕ ОТНОШЕНИЯ?

Созависимыми называют отношения, в рамках которых один или оба их участника зависят друг от друга настолько, что эти отношения занимают все пространство в жизни и не оставляют места ни для чего другого.

По своей сути созависимые отношения чем-то похожи на классическую зависимость от сладкого, наркотиков, азартных игр: все та же пламенная страсть и невозможность расстаться с объектом пристрастия. Только они куда менее очевидны и не настолько просты, как, скажем, тяга к алкоголю.

Кажется: «мы просто работаем вместе, и организовывать его день – моя работа». Нет в этом никакой зависимости, но и свободы уволится в любой момент – тоже, потому что «как же он без меня»? Хотя человеку может быть хорошо за пятьдесят и он вполне в состоянии все организовать сам. «Я просто о нем забочусь». Забота имеет пределы. Она не переходит в самопожертвование и уж тем более в перенимание привычек другого человека и усваивание его точки зрения как своей собственной.

ТРИ ВАРИАНТА СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Как и классическая зависимость, созависимые отношения чаще всего формируются или людьми, травмированными в результате домашнего насилия, или с травмированными людьми. Разделяют три варианта.

 

  1. Травмированный (с анамнезом домашнего насилия) (от его лица) + нетравмированный.
  2. Нетравмированный (от его лица) + травмированный (с анамнезом домашнего насилия).
  3. Оба травмированы.

Рассмотрим все варианты более подробно.

Первый вариант

У людей есть потребность либо убежать от своей травмы, либо еще глубже в нее погрузиться. Требовательный отец, которому невозможно было угодить. Почему бы не найти себе такого же начальника и продолжить жить в бесконечном круге попыток добиться благосклонности от того, кто не в состоянии ее дать? Или: родители не дали в детстве достаточно любви и внимания. Почему не уйти с головой в работу, создав иллюзию абсолютной незаменимости себя для своего руководителя? Ведь как ни крути, это позволит восполнить хотя бы недостаток внимания.

Пример: человек, у которого был так называемый мертвый родитель – холодный, не интересующийся ребенком, возможно, откровенно его не любящий, – выбирает себе в партнеры подобного. Словно говорит при этом своей матери или отцу: «Смотри, я нашел себе такого, как ты. Теперь сделаю то, что не смог с тобой, – заставлю его любить себя». Итог у этой затеи весьма предсказуемый и прозаичный – человек получает точно такую же травму, но уже не от родителя, а от партнера.

Второй вариант

У таких людей есть притягательная яркость боли и нестабильности, которая слепит и затягивает в дурман полного отключения от внешнего мира. На эту удочку чаще всего попадаются женщины. Ах, он бедный, ходит одетый черти как! Жена ему даже галстуки нормальные купить не может, а ведь большой начальник, должен выглядеть соответственно. И никому даже в голову не приходит, что супруга-то и рада бы тратиться на эти самые галстуки, но у муженька такая мама была, что любая попытка заботы воспринимается им как попытка удушения. В итоге начинается бег по кругу – «Иван Петрович, вот вам новый галстук!» – с довольно неадекватной поступку реакцией в ответ.

sozavisimye_otnosheniya

Пример: отношения с человеком, у которого нарциссическое расстройство личности. Это очень яркие, нестабильные, притягательные и ослепляющие особы. Люди летят на них как мотыльки на огонь, не понимая, что от соприкосновения с такой бездонной по своей сути травмой можно самому глубоко травмироваться, а вылечиться весьма непросто. При этом еще пытаются их спасти: «Ах, тебя просто мама в детстве недолюбила, сейчас я это сделаю – и ты станешь нормальным». Опасная иллюзия, немало жизней испортила.

Третий вариант

Встречаются двое травмированных людей, и их травмы как бы цепляются друг за друга. Иногда в хорошем ключе: мальчик, чьим воспитанием занималась неприступная мать, встречает девочку, которой пренебрегал отец. Она ему компенсирует недостаток материнского внимания, он ей – недостаток отцовского. Все счастливы, отношения работают на ура, хотя и не на очень-то здоровой базе построены.

Но чаще всего все складывается в плохом ключе, потому что травма сама по себе не очень хорошая вещь. Она болит и постоянно воспаляется. И другой человек используется для того, чтобы ее расковыривать, не давать ей зажить. Тот еще взаимный садомазохизм, да, и крайне распространенный, к сожалению.

жена пилит мужа, а он молча, стоически терпит, мол, судьба такая, и ничего особо менять не рвется. А зачем? Он просто родителей, третировавших его (наиболее вероятно, мать), заменил другой женщиной, которая пренебрежительно к нему относиться и у которой, скорее всего, была такая мать – помыкавшая всеми вокруг себя, и супругом, и детьми. И живет в своем таком знакомом, привычном с детства аду.

Еще вариант: жертвы, которые не жертвы. Вот казалось бы, что еще нужно? Отличный муж, не пьет, не бьет. Но жена благоверного постоянно провоцирует всеми способами на то, чтобы он начал применять насилие по отношению к ней. Ведь так же было в семье: мать вышла за хорошего парня, но быстро довела его до ручки и превратила в домашнего тирана. А тот легко им стал, потому что у самого отец по кривой дорожке скатился. Это то, что называется семейными паттернами.

В основе такого взаимного садомазохизма часто лежит знаменитый треугольник Карпмана. Он своего рода сценарий, по которому такие отношения развиваются, причем предсказуемый и легкоразличимый.

ТРЕУГОЛЬНИК КАРПМАНА

Треугольник Карпмана – это модель психологической игры в отношениях, которую создал американский психолог Стивен Карпман, ученик Эрика Берна, в 1968 году. Наиболее часто она проявляется именно в созависимых отношениях.

Треугольником эта модель называется потому, что описывает три четкие роли – Жертвы, Спасателя и Преследователя. Все они взаимозаменяемы и могут переходить друг друга по кругу в любой последовательности – как в рамках отношений между двумя людьми, так и в поведении одного человека.

Жертва – тот, над кем издевается Преследователь и кого спасает Спасатель. В этой роли человек совершенно не стремится брать на себя ответственность. Для него Преследователь – источник его проблем, тот, кто во всем виноват, даже в ливне за окном. Что бы ни случилось – это все он. Преследователь! Он ничего не дает делать, критикует/ограничивает/мешает/препятствует и т.д. А Спасатель – это своего рода принц на белом коне, который прискачет, убьет дракона в лице Преследователя, освободит бедняжку из заключения. А дальше они, конечно же, красиво уедут в закат. Только при первой же попытке Спасателя предложить Жертве слезть с его шеи и взять ответственность за свою жизнь он немедленно будет переквалифицирован в Преследователя. Бедняжка отправится на поиски нового принца, чтобы теперь ее вызволили из лап очередного дракона.

Преследователь по идее злодей всей истории. Но на практике это часто человек, который пытается либо заставить Жертву повзрослеть, либо взять наконец ответственность за свою жизнь на себя. Она должна начать принимать решения, что-то делать, чтобы разрулить ситуацию, и т.д. Только Жертва не хочет ничего менять, поэтому начинает всем жаловаться, что этот вот гад, Преследователь, превращает ее жизнь в ад. С ее слов, он злостный тиран/нарцисс/психопат/кто там еще. Под таким соусом Преследователя и подают Спасателю: «Он проблема всей моей жизни, избавь меня от него, умоляю. Тогда я смогу быть счастлива и спокойно жить». Проблема в том, что для Жертвы спокойная жизнь – это когда от нее никто ничего не требует, она может ничего не делать и тем самым создавать трудности для окружающих. Мало кто способен выносить такое. А раз не терпит – автоматически становится Преследователем.

Спасатель – тот самый принц из сказок, который достается принцессе в награду за все ее страдания. Весь такой из себя безупречный/понимающий/принимающий/терпеливый/любящий/заботливый. Идеал, словом. Он не пытается заставить ее ничего делать или еще круче – повесить на нее ответственность за ее жизнь. Мечта всех Жертв без исключения. Только вот в реальности таких принцев не существует. Есть обычные люди, со своими достоинствами и недостатками. То, что принцесса с первого взгляда воспринимает как идеал, со временем обрастает деталями и начинается сперва обесценивание («Не такой уж ты и принц, как я думала»), а потом спускание всех собак и пришпиливание титула «Преследователь» к груди. А Жертва… Да, она ни в чем не виновата, ничего не делала, вся из себя такая замечательная, только что-то ей люди гнилые постоянно попадаются. И не дай бог, кому-то намекнуть ей, что, коли так, то не мешало бы в себе разобраться, – сразу в Преследователи запишут.

В рамках отношений люди могут меняться ролями в зависимости от обстоятельств. Допустим, Жертва находит принца-Спасателя и выходит за него замуж, а потом благоверный начинает пить. Понятное дело, в паре происходит смена ролей. Принц становится Жертвой, а та, в свою очередь, – Спасателем. Еще пример. Сначала Жертва вышла замуж за Спасателя, а потом ему надоело ее спасать – он стал Преследователем. Вариантов так же много, как отношений.

Да и один человек может для одного быть Спасателем, для другого – Жертвой, а для третьего – Преследователем. Более того, даже по отношению к себе он «актер» не одной роли: играет и Жертву, и Преследователя, и Спасателя. Например, женщины с лишним весом: «Я Жертва, потому что не могу похудеть, но у меня есть сила воли, которая заставляет не есть после 18 часов, по имени Преследователь. И жалость к себе – Спасатель, – которая спасает меня от того, чтобы тронуться рассудком на почве похудения».

Тем не менее далеко не все люди играют в этом треугольнике. Он типичен (скорее привычен) для людей, выросших в обстановке насилия (причем любого) в семье. Иными словами, если в поведении человека присутствует хотя бы одна роль из треугольника, то практически со стопроцентной уверенностью можно утверждать: когда-то с ним плохо обращались и он сильно этим травмирован. Общаться с такими людьми очень сложно, потому что они не отличаются адекватностью реакций и склонны к формированию созависимых отношений.

sozavisimye_otnosheniya

Причина банальна. В нормальных, здоровых отношениях нет возможности отыгрывать привычные сценарии насилия. Они, во-первых, не для того предназначены, во-вторых, по-другому лекалу скроены. У них иная динамика, если сравнивать с созависимыми отношениями. А без созависимости у таких людей жить не получается. Парадоксально, но факт. Созависимые отношения сами по себе, как жизненное явление и часть социальных контактов, становятся для этих людей зависимостью (точно так, как для других алкоголь, наркотики, азартные игры или экстремальные виды спорта). Ведь в них есть то, что их эмоционально к себе привязывает, – для кого что.

ДИНАМИКА ВНУТРИ СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Начинаются эти отношения так же, как и любые другие: люди знакомятся, чтобы общаться или работать вместе. Но уже на этапе сближения, когда идет изучение друг друга, стирается грань, обозначающая автономию, и происходит вторжение в личные границы. Человек как бы погружается в другого, но не как в воду, из которой можно выйти, а как в болото, которое засасывает. В процессе этого происходит смена приоритетов – свои потребности и желания уходят на второй план, а потребности и желания другого человека – на первый.

Зависимый как бы оказывается в шкуре того, от кого зависит. Он начинает существовать по тем законам, по которым протекала жизнь другого человека. Одновременно формируется эмоциональная и психологическая привязанности. Зависимый начинает реагировать на настроение и слова другого человека так, словно в мире нет ничего важнее. Это хорошо заметно, если проанализировать содержание разговоров созависимого. Они крутятся вокруг того человека: мол, он то да се, – как будто иных тем просто не существует.

Считается, что тот, от кого зависят, получает массу выгоды из этого. Можно даже сказать, что ему «повезло», он сорвал джекпот. Где еще удастся найти простака (того, кто зависит), который будет заботиться о своем «хозяине» на манер прислуги, выполняя любой каприз. На практике это далеко не так. Если пресловутая прислуга исчезнет, мир хозяина очень сильно пошатнется. В этом ловушка созависимости – она никогда не бывает односторонней.

Если от вас кто-то зависит, вы, в свою очередь, зависите от него.

Если вы от кого-то зависите, он, в свою очередь, зависит от вас.

Возможно, это не будет чем-то очевидным. Мол, секретарь как секретарь. Одна ушла, другая пришла, невелика разница. Но она есть. Одна – просто секретарь, выполняющий свою работу и все, а другая – с травмой, что заставляет ее заботиться о руководителе так, словно он ее престарелый родитель. А вот вторая-то лучше первой, хотя может быть не так умна, опытна и квалифицирована. И без нее как без рук, шагу ступить невозможно, потому что… «я не знаю, какой у меня номер счета, позвоните Машеньке, она все вам расскажет». Если Машенька уволится, вся жизнь наперекосяк пойдет, потому что она заботливо превращала хаос в некое подобие порядка.

В своем роде это зависимость как у ребенка от родителя (в том возрасте, когда он еще не очень хорошо умеет обращаться с деньгами и плохо разбирается в хитросплетениях взрослого мира).

Другой вариант – зависимость от того ощущения своего всемогущества. Хочу отправлю секретаря разыскивать черную жемчужину в снегу на Новый год; хочу зло на ней сорву; хочу и свалю на нее все свои повседневные дела. Это тоже очень детское, словно секретарь – живая игрушка, которая дает возможность чувствовать себя сильным и полностью контролирующим все и вся, когда в реальности дело обстоит с точностью до наоборот. Старый фокус, к нему еще домашние тираны прибегают, потому что он реально работает. Если у такого руководителя секретарь уволится, там отличная такая психологическая «ломка» будет, не хуже выхода из белой горячки.

Зависимым тоже далеко не так плохо живется, как может показаться на первый взгляд. Всегда есть так называемая вторичная выгода – что-то не менее неочевидное, но очень весомое и реальное.

Многие подсаживаются на ощущение себя нужным и незаменимым. «Вот я одна такая, кто может сделать его мир удобным и простым» или: «Он без меня не может обойтись». Отличное ощущение, помогает со многим справляться в своей частной жизни, где порой не хватает именно признания заслуг и благодарности за сделанное. Дома не ценят, зато на работе я – самый важный винтик в машине. Компенсация одного другим. И кто сказал, что это плохо? Где-то все-таки нужно самоутверждаться и самореализовываться. Необязательно везде страдать. Другой вопрос, что меру тоже знать надо. Не стоит выстраивать свое самоощущение именно вокруг того, что вы делаете для другого человека (даже если преуспели в этом).

Кто-то подсаживается на то, что им вертят как хотят. Да, это тоже может быть приятно или отлично воспроизводить травму беспомощности перед лицом кого-то более сильного, у кого в руках сосредоточена вся власть. Обычно такое случается с дочерьми властных отцов. Да какая разница, кто помыкает? Отец? Его ровесник-руководитель? Ощущения одни и те же, и их после смерти отца или отъезда из родного дома может чертовски не хватать. Это нездорово, конечно, и требует терапии, но есть те, кому подобные отношения нравятся. И так тоже можно жить, если честно отдавать себе в том отчет.

Главное не думать, что зависите только вы и плохо/хорошо в этих созависимых отношениях лишь вам. Любые отношения - двусторонний процесс, в них все делится как минимум пополам.

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Такие отношения могут длиться годами, и над ними не приходится работать. Они существуют как бы сами по себе. Созависимость сложилась, и все идет как по накатанной – как правило, без конфликтов, направленных на изменение сложившейся ситуации и дальнейшую эволюцию отношений. Людям, которые состоят в них, необязательно меняться, необязательно учитывать потребности друг друга, необязательно договариваться и идти на компромиссы, необязательно вообще друг друга замечать. А главное – им даже не нужно осознавать, что данные отношения существуют. Удивительно, но факт.

Разорвать созависимые отношения крайне сложно. Для выхода из них требуются честность перед собой и здоровая рефлексия без попыток выдать желаемое за действительное. Иногда – помощь грамотного психолога, специализирующегося на таком типе отношений. Слишком уж много вторичных выгод и слишком мало возможностей компенсировать их во внешнем мире. Тут только работать над тем, чтобы в идеале вообще избавиться от этих выгод, дабы больше не вляпываться в созависимость.

Практически никогда созависимые отношения не разрываются полюбовно. Всегда кто-то будет объявлен сволочью года, кто-то остается обижен по гроб жизни. Ну, в отношениях, которые никогда не были ни на равных, ни здоровыми, по-другому просто быть не может. Нельзя много лет безропотно обслуживать чьи-то капризы, не требуя ничего взамен, вдруг сказать «Я ухожу» и ожидать как одобрения, так и поддержки своего решения. Скорее всего, это будет воспринято так: «Ты с дубу рухнула? Бросать меня после того, как ты мне разве что спинку не чесала?» Капризные дети редко благосклонно воспринимают внезапное желание матери пойти заняться своей жизнью. Слишком уж они привыкли, что весь ее мир вертится вокруг них. Тут, в общем-то, остается только уходить, не пытаясь сохранить ни отношение, ни лицо, ни хорошее мнение о человеке.

5 ПРИЗНАКОВ СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Любые здоровые отношения подразумевают определенный уровень зависимости – в противном случае люди просто не могли сближаться друг с другом, формировать устойчивые эмоциональные связи. Опаснее для обоих партнеров, когда эта зависимость становится чрезмерной.

Рассмотрим, какие признаки помогут понять, что в отношениях наблюдаются деструктивные тенденции. Начнем с того, что попробуем их «уловить».

Хотелось бы сказать: здоровая рефлексия вам в помощь, но далеко не все умеют это делать. Многие вообще не склонны в себе копаться и как-то анализировать свое поведение с точки зрения – «А это для меня нормально? Или я совсем уже загоняюсь?». Ведь не все знают, что для них является поведенческой нормой, и не успевают отслеживать изменения. Да и ритм жизни не всегда предоставляет возможность просто посидеть в тишине и подумать. Слишком много дел, слишком много людей, слишком много вещей, которые нужно держать в голове.

Самая простая и доступная альтернатива – взять лист бумаги, выписать пять признаков созависимости и напротив каждого поставить цифры от 0 до 10 (0 – этого нет, вообще, совсем нет, 10 – это есть и занимает все ваше время и мысли).

Результат

Расшифровка

От 0 до 4

С вами все нормально

От 4 до 6

Вам стоит задуматься и найти способ обезопасить себя (например, пересмотреть личные границы и установить новые)

От 6 до 10

Вы созависимы, пора принимать меры

Признак первый зацикленность на другом человеке, его чувствах, потребностях, жизни и пр.

Это как влюбленность: все мысли и разговоры только о любимом человеке. Больше ничего нет. В какой-то момент это уже переходит в маниакальную одержимость другим человеком. Неважно, со знаком плюс или со знаком минус. Что бесконечное «Ах, какой он козел!» в рассказах подругам, что постоянное напоминание себе вслух или мысленно «Мне надо забронировать ему билеты у окна, потому что он так любит летать» – это все равно одержимость.

Если вы слишком много или часто говорите или думаете о ком-то, часто в ущерб собственным интересам или темам, которые бы хотели обсудить с вами другие, имеет смысл задуматься.

Признак второй гиперответственность.

Причем гиперответственность избирательная. Дома может быть хаос, но жизнь начальника должна быть в идеальном порядке, все устроено, без накладок. Да, это часть работы, прописана в должностной инструкции. Однако чем отличается аккуратность от перфекционизма: одно дело – когда все аккуратно разложено по полкам, и совсем другое – когда стопы встроены по линейке, рассортированы по цветам, и не дай бог, где-то что-то не так. Сразу начнется нервная беготня по стенкам в попытках это исправить, хотя никто, в общем-то, голову не оторвет.

sozavisimye_otnosheniya

От перфекционизма и гиперответственности до невроза один шаг в принципе. А фоном идет постоянная тревога «что-то не сделано» или «сделано не так, как надо», и она только нарастает.

Признак третий другой человек всегда превыше себя.

Вкратце это можно описать так: «неважно, что я чувствую, главное, чтобы ему было хорошо». Такое бытовое самопожертвование. Все пустое, даже то, что пришлось пропустить концерт любимой группы ради того, чтобы решить какую-то проблему руководства. «Я не имею значения, потому что начальник важнее». И вся жизнь подстраивается под руководителя. От его настроения зависит ваше настроение, от его успехов – ваше самоощущение. Вы как бы растворяетесь в нем. А так недолго потерять себя и превратиться в филиал другого человека без тени наличия собственной личности.

Этот момент сложно поймать, особенно женщинам. У нас самопожертвование считается одной из величайших добродетелей человечества. И никто не призывает это делать наполовину – только на все сто.

Признак четвертый перепутанность ролей.

Классическое проявление – один супруг становится родителем для другого вместо того, чтобы быть собственно

супругом. Он начинает опекать второго как маленького ребенка: «Туда не ходи, а то голову расшибешь» или «Тебе надо бросить курить, я нашла психолога, который тебе поможет». При этом мнение самого курящего не учитывается (он вообще хочет бросать свою плохую привычку?), потому что оно не имеет значения. За человека уже подумали и решили, ему осталось только физически все сделать. И неважно, что он не хочет.

Помощь другому человеку – прекрасная вещь, но… Когда начинается «Я лучше знаю, что для тебя лучше» и вынуждение делать то, чего он не хочет, стоит остановиться.

Признак пятый патологический страх потерять отношения.

Как ни странно, но при всей видимой токсичности таких отношений терять их мало кто из созависимых хочет. Большинство даже думать об этом боится: для них это все равно что конец света. Вне созависимых отношений просто нет жизни. Никакой. Чем дольше длятся такие отношения, тем сильнее становится данное убеждение. Ведь остается все меньше и меньше воспоминаний о том, как это было – жизнь до впадения в созависимость. А еще меньше нравится автономное существование, где нужно было думать только о себе и не жить чужими проблемами и дилеммами.

Это иллюзия. Есть жизнь вне созависимых отношений. Другая, конечно. Но если вам настолько страшно кого-то потерять, это уже нездорово.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВЫ ОКАЗАЛИСЬ В СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЯХ?

Главная проблема осознать сам факт, что вы в них оказались. Из-за особенностей созависимости сделать это достаточно сложно.

Если вы все-таки осознали, что состоите в созависимых отношениях, – вас ждет долгий путь освобождения в три шага.

Шаг первый обратиться за профессиональной помощью. С поддержкой человека, который понимает, что с вами происходит, может открыть вам глаза на какие-то аспекты вашего поведения и разобраться с вашими старыми психологическими травмами, будет намного проще сделать второй шаг.

Второй шаг выйти из этих созависимых отношений. В одиночку это часто оказывается нереально трудно сделать. Прежде всего из-за страха потерять «дорогие», столь привычные отношения. И тут втройне нужна поддержка других людей, чтобы банально не струсить и не остаться там, где были. Да и пережить реакцию на разрыв отношений того, от кого вы зависите, с ней будет проще (тем более что реакция точно будет бурная и негативная).

Третий шаг научиться жить без созависимых отношений. Временами это будет похоже на выход из тюрьмы: «А мир, оказывается, такой прекрасный! В нем столько всего происходит, и он не крутится вокруг одного человека». Временами будет страшно и будет нестерпимо хотеться вернуться назад, это нужно просто пережить. Однажды все закончится. А когда закончится, будьте внимательны и не вляпывайтесь в это еще раз. Следите за своими личными границами. Ставьте себя, а не других на первое место.

Если по какой-то причине выход невозможен, то стоит заняться личными границами – тщательно пересмотреть их и расставить заново. А еще найти себе в жизни какое-то занятие, кроме работы. Не может и не должен весь мир крутится вокруг вашего начальника. Найдите что-то, что вы можете противопоставить ему по значимости, что-то, что вы будете ценить больше, чем его. Работа – это только работа, а не вся жизнь. И когда возможность уйти все-таки предоставится, уходите не раздумывая и не оглядываясь.

sozavisimye_otnosheniya

РАЗБИРАЕМ СИТУАЦИИ ИЗ РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Жертва, Спасатель, Преследователь

Инга Мартынова[1], секретарь компании по организации праздников (Самара)

– Семь лет я была замужем за наркозависимым человеком. Муж курил траву. И все эти годы я спасала своего экс-супруга – подменяла на работе, платила кредиты, один раз откупила от тюрьмы, содержала нас с ребенком и его. Одновременно была помощником директора, который страдал пищевой зависимостью. Он был злостным курильщиком, но решил бросить, т.к. начались проблемы со здоровьем. В итоге босс подсел на еду, т.е. поменял одну зависимость на другую. Я также «спасала» его, а на самом деле оказывала медвежью помощь – бегала за продуктами, даже приносила из дома свои пирожки, ведь шеф любил мою выпечку. В итоге за семь лет он поправился на 30 килограммов! Много раз босс пытался избавиться от зависимости, но так и не смог.

В определенный момент поняла, что главная проблема во мне – я притягиваю к себе зависимых людей и становлюсь созависимой, активно решая их задачи и проблемы. После развода с мужем прошла курс у компетентного психолога. Постепенно стала излечиваться от созависимости. Сейчас я ищу другую работу. Мне хочется порвать созависимые отношения с боссом. Я уже пробовала не кормить его домашней едой, но он не понимал меня и обижался. Выход один – найти себе психологически зрелого начальника.

Комментарий психолога: наглядный пример того, как в жизни реализуется треугольник Карпмана. Сначала Жертвой выступал бывший муж, которого активно спасали от самого себя фактически, потом на его место сел начальник. Понятно, какую роль в таких отношениях играла героиня – жена и секретарь. Спасатель. При этом роль для нее была вторичной выгодой. «Я не могу жить, не спасая кого-то, поэтому найду себе того, кого нужно спасать, даже если от самого себя». Когда же она решила перестать геройствовать, вторая Жертва – начальник – тут же превратила ее в Преследователя: мол, ты меня не любишь, раз пирожками не кормишь.

А еще это ситуация – наглядный пример того, что созависимость не просто вещь двусторонняя, но и двухслойная: в одном времени и пространстве могут одновременно существовать и созависимые отношения, и зависимости другого рода, причудливо переплетаясь между собой.

Нарцисс-манипулятор

Ольга Белоусова, помощник директора компании по доставке цветов (Нижний Новгород)

– В свое время я находилась в эмоциональной зависимости от начальника, т.к. была влюблена в него. Мне было 27 лет. Я недавно развелась и искала себе новый объект для влюбленности, которым и стал шеф. Он это почувствовал и принялся понукать мной, используя мою зависимость от него. По утрам мне приходилось бегать ему за кофе в его любимую кофейню и за горячими круассанами в пекарню.

Внутри меня постоянно жила тревога, которую я стала снимать с помощью… алкоголя. Это помогало расслабиться. Я понимала, что шеф женат и никогда не будет со мной, но не могла порвать отношения. Причем романа между нами не было – он то приближал, то отдалял меня, и моя зависимость от этих адреналиновых качелей только нарастала.

Затем я прослушала классные видео одного психолога и осознала, что мой организм в угоду нервно-психическим интересам (чтобы снять постоянное напряжение) поступился интересами тела и здоровья – одна зависимость перетекла в другую.

Чтобы выйти из замкнутого круга, сменила место работы – только так можно было резко порвать эти отношения. А затем стала восстанавливать тело и душу, постепенно уходить от зависимостей. Я начала практиковать массаж, йогу, фитнес, пробежки, танцы. В итоге подтянула фигуру, нашла новую работу и удачно вышла замуж!

Комментарий психолога: довольно классический пример манипулятивной стратегии людей с нарциссическим расстройством личности – «пойди сюда – иди отсюда» в исполнении начальника. И классическая эмоциональная зависимость «жертвы нарцисса» от его прихотей. Все тоже взаимно: она хотела влюбиться, ему нужно было поклонение. Это как раз случай, когда две травмы встречаются и зацепляются друг за друга. Нужно быть осторожнее с желаниями – они имеют свойство исполняться, в том числе и так.

Жена алкоголика

Елена Бурмистрова*,помощник директора компании по доставке еды в офисы (Волгоград)

– Я была помощником у директора-алкоголика. Конечно, при приеме на работу мне никто не намекнул, что мой босс сильно и регулярно выпивает. В итоге я превратилась и в психотерапевта, и в жилетку, и в того, кто сбегает ему за алкоголем. Практически каждый вечер он задерживался на работе на час, два, три. Как помощница, я должна была сидеть с ним в офисе порой до 22 часов. У шефа всегда был полный бар – его закупки и подарки от клиентов и партнеров. Он увлекался коньяком, мне предлагал (а потом почти заставлял) пить с ним вино и шампанское. Я выслушивала его жалобы на жену, потом на любовницу. На следующий день приход на работу давался с трудом: болела голова, да и внешность моя страдала. И спокойным этот день никогда не бывал: я знала, что в любой момент меня могут отправить за холодным пивом.

Потом босс стал жаловаться мне на детей, следом на друзей, затем на партнеров и клиентов… Он считал себя умным, порядочным и честным. Постоянно говорил о том, что его никто не понимает и только используют ради выгоды. В общем, выставлял себя жертвой. Хотя я прекрасно видела, как он отменял или переносил встречи, опаздывал на них на полчаса и более, т.к. был с похмелья. Мне же приходилось оправдываться перед всеми за него. Что самое странное, я ему верила, точнее, головой понимала, что он не прав, но мне было его очень жалко. За что? Сама не понимала.

Спасло меня увлечение психологией. По выходным я смотрю различные видеолекции. Однажды натолкнулась на ролик Инги Игнатеня, психолога по созависимым и зависимым отношениям. Он назывался «10 ошибок созависимых женщин». Я узнала в этих женщинах себя и поняла, что дальше так продолжаться не может. Стать по вине босса алкоголичкой – нет, не хочу! Не хочу и не могу постоянно прикрывать пьянство и необязательность босса.

Я написала заявление на увольнение. Он долго уговаривал меня остаться. В итоге разозлился, конечно же, не преминул заметить, что я не пляшу как раньше под его дудку, а потом отпустил меня со словами: «Ты никогда не найдешь хорошую работу и такого классного начальника, как я! Ты еще пожалеешь и вернешься, а я тебя не приму!» Я была готова к такой тираде незрелого, зависимого человека и ушла в другую компанию со спокойной совестью, о чем ни разу не пожалела.

Комментарий психолога: хорошая иллюстрация того, что в народе называют синдромом жены алкоголика глазами женщины. Как все начинается и как развивается. А еще это пример того, что по-хорошему разорвать созависимые отношения не получится, как ни старайся. В тот момент, когда бросают, вчерашние жертвы сразу становятся редкостными агрессорами, которые щедро посыпают гневные угрозы и мрачные обещания. К этому стоит быть готовым, если есть внутренняя решимость разорвать отношения.

Моральный тиран – Жертва

Ирина Арутюнова, помощник директора консалтинговой компании (Волгоград)

– Моя зависимость от начальника выражалась в том, что я слушала его мнение. Своего у меня не было. Я возвела босса на пьедестал, надела корону, а он был и рад стараться. Если шеф считал, что брать отпуск надо только зимой, значит, мне просто нельзя поступить иначе. Все его фразы и мнения о книгах или фильмах я впитывала как губка.

В итоге босс понял, что оказался в ранге идола, и стал этим пользоваться. Не хочет принимать неприятного клиента? Я должна была как-то справляться с этой ситуацией и т.д. То есть постепенно он стал перекладывать на меня ответственность за неприятные, сложные решения.

Затем больше – босс стал меня обесценивать. Постоянно говорил, что я плохой профессионал, что никогда не смогу найти другую работу, что он меня осчастливил этим местом и общением с ним, Великим.

Однажды у подруги мне попалась книга Тани Танк «Бойся, я с тобой». Я попросила ее дать почитать эту вещь – как знак от Судьбы был. Тогда я четко осознала, что мой шеф – Перверзный нарцисс, который всегда ищет жертв – поставщиков нацресурса. Мы с ним состоим в созависимых отношениях Моральный тиран – Жертва. Сначала Нарцы идеализируют Жертву. Он и правда в первые месяцы делал мне комплименты как женщине и хвалил как профессионала. Потом Нарцы обесценивают Жертву.

Я стала учиться расставлять личные границы, но это привело шефа в ярость. Сейчас ищу новое место работы, т.к. твердо поняла: Нарцы никогда не меняются!

Комментарий психолога: это вариант, когда у одного человека была потребность кого-то идеализировать и у кого-то все перенимать. И нашелся тот, кто с удовольствием занял пустовавшее место. Такие отношения строятся подобно тому, как делают маленькие дети со своими родителями – «Папа – идеал, он все знает лучше всех, поэтому надо на него молиться, смотреть ему в рот и повторять за ним слово в слово».

Занятно другое. Плохим в итоге оказался тот, кто всего лишь пришел на пустое место, уже заранее существовавшее, а тот, у кого место имелось, остался о себе прекрасного мнения (в отличие от трех предыдущих героинь, которые смогли осознать, что корень проблемы-то на самом деле в них был, а руководство – последствие). Это фактически гарантия повторения данной ситуации в другом месте в другое время (как говорится, кто ищет – всегда найдет) и объяснение, почему из созависимых отношений надо выбираться все-таки при помощи профессиональных психологов. В крайнем случае – книг, написанных такими психологами. А Таня Танк, журналист по профессии и филолог по образованию, им не является, кстати. Поэтому разница – просто небо и земля.

РЕЗЮМЕ

У созависимости очень много лиц и форм. Она присутствует во всех отношениях и часто бывает токсичной. Тем не менее без нее можно прекрасно обойтись. Например, не впасть в созависимость, если отслеживать свои реакции и выделить время либо на психологическое самообразование, либо на посещение психолога. Тогда будет возможно выстроить здоровые границы и сохранить рабочий – или партнерский – тандем без перехода грани между нормальными отношениями и созависимыми.■


sozavisimye_otnosheniya


*Здесь и далее имена героев, отмеченные звездочкой, изменены. – Прим. автора.

Дж. Кэтсмайерс,
психолог, кризисный переговорщик

Статья опубликована в журнале «Секретарь-референт» № 3, 2020.