Электронная версия журнала

ЭМОТИВНЫЙ РАДИКАЛ, ИЛИ…

«Секретарь-референт» №6 2005 / Психологический практикум

Общая характеристика

Внутренним условием формирования эмотивного радикала является высокая эмоциональная чувствительность. Люди, обладающие подобной чувствительностью, эмоционально откликаются на мельчайшие нюансы происходящего. Это, как утверждают многие исследователи, врожденная особенность функционирования мозга.

Внешний вид

Специфических особенностей телосложения, присущих эмотивному радикалу, не существует. Однако уместно сказать, что каким бы ни было телосложение обладателя эмотивного радикала, стороннему наблюдателю оно покажется гармоничным.

Главным свойством эмотива (носителя эмотивной тенденции) является способность чувствовать гармонию и приводить ей в соответствие самого себя и все, что находится в окружающем пространстве.

Что есть гармония, если не равновесие, не соразмерность во всем, вплоть до мельчайших деталей? Равновесие не только внутри объекта, в его составных частях, свойствах, но и в его положении относительно других объектов, относительно ситуации, в которой он находится.

Эмотив чутко реагирует на любое отклонение от этого равновесия и стремится его восстановить. Поэтому эмотив, будь он самим Квазимодо, найдет способ элегантно завуалировать недостатки собственной внешности. Что-то он задрапирует тканью, что-то спрячет или, напротив, выделит цветом, что-то загримирует умело наложенной косметикой… словом, у него получится.

В отличие от истероида, эмотив не намерен во что бы то ни стало привлекать к себе внимание других людей, но, тем не менее, не останется незамеченным. Его внешность будет яркой в такой степени, чтобы, с одной стороны, не слиться с фоном, а с другой – не мозолить глаза окружающим. Ни больше ни меньше.

Все в эмотиве соразмерно и адекватно внешним и внутренним условиям – цвет и форма волос, глаз, губ, одежды, лака на ногтях, одежды, количество и разнообразие украшений… Таким образом, чувство стиля, вкус – вот особенности оформления внешности, присущие эмотивному радикалу.

Эмотивы не любят острых углов. В том числе – в одежде. Они охотно носят трикотаж. Мягкие, свободного покроя свитера, пуловеры, платья, шейные платки. При этом избегают тесной, давящей одежды, аксессуаров (галстуков, перчаток, обтягивающих джинсов и т.д.).

Мимика и жесты

Эмотивы часто пребывают в элегическом настроении («утро туманное, утро седое»), которое отражается в их мимике. Эмотива выдают печальные глаза, задумчивые, слегка подернутые влагой, мягкий, добрый взгляд («у тебя глаза добрые»). Жестикуляция сдержанная (не размашистая), но экспрессивная, точно и емко выражающая искренние переживания, свойственные этому радикалу.

Позы эмотивов свободные, при этом – не стесняющие окружающих. Действительно, при взгляде на эмотива всегда кажется, что он выбрал оптимальную позу – удобную, изящную без наигранности, выигрышную без напряженности, красивую без претенциозности.

 

Оформление пространства

Индивидуальное пространство эмотива оформлено со вкусом и не менее гармонично, чем его внешность. В нем обязательно присутствуют произведения изобразительного искусства, художественной литературы (прежде всего, романтическая проза, стихи), музыкальные инструменты. Эмотив не только искушенный и жаждущий новых эмоциогенных воздействий зритель (читатель, слушатель), он нередко сам рисует, пишет стихи, музыку, поет. Все эти занятия и увлечения накладывают своеобразный отпечаток на пространство, обустроенное эмотивом, овеществляются в нем[1].

Особенности поведения

Эмотив – эстет, он тонко чувствует красоту и глубоко переживает малейшие отклонения от ее канонов. Он страдает, глядя на аляповатую мазню вместо живописи или на грубую эклектику, выдаваемую за новое слово в искусстве, слушая фальшивое пение или резонерство глупца, объявляемое вершиной мудрости (при этом он способен и в эклектике, и в гротеске уловить гармонию… разумеется, если она там есть).

Это человек истинных, а не наигранных эмоций, сочувствующий, сопереживающий другим. Он всегда готов предоставить плачущему свою жилетку. По отношению к человечеству эмотив – антипод эпилептоиду. Он альтруист, человеколюбец, он воспринимает боль ближнего острее, чем свою собственную. В отличие от параноика, он ценит нужды, чаяния индивида значительно выше, чем «благо общества». Во взаимоотношениях с окружающими эмотив тактичен, очень внимателен, чуток к происходящему, хорошо улавливает малейшие оттенки настроения собеседника.

Он не может причинить не только физического (помните, у Высоцкого: «Бить человека по лицу я с детства не могу»), но и психологического ущерба. Он не станет говорить «в доме повешенного о веревке», он скажет только то, что на самом деле будет уместно и поможет разрядить обстановку, и только тогда, когда наступит подходящее для этого время.

Эмотив щепетилен в вопросах морали, наделен «нравственным чувством», совестлив.

Мораль – это формы поведения, допустимые в обществе. Границы морали – вполне разумные, и общество вправе требовать от своих членов морального поведения. При этом мораль меняется, отражая объективные перемены, происходящие в социуме. Мораль во многом зависит от условий, в которых живут люди. Мораль средневековья и современности, бедных и богатых, гуманитариев и естественников, верующих и атеистов – разная. Сегодня она не такая, какой была вчера, а завтра будет не такой, как сегодня.

Нравственность же – это представления человечества об идеале взаимоотношений (как с точки зрения формы, так и содержания). Нравственность неизменна с момента сотворения мира, ее постулаты универсальны, одинаковы для всех людей без исключения. При этом требовать от обыкновенного человека исключительно нравственного поведения – утопия.

Люди ведут себя по-разному, в том числе и в том, что касается морали и нравственности. Для истероида утешительно думать о своей принадлежности к высоконравственной части человечества. Он не упускает случая продемонстрировать это на людях. На самом деле, в плане соблюдения моральных норм он весьма нетребователен – ни к себе, ни к окружающим, и допускает многое, лишь бы не было ненужной огласки. Мизантропы-эпилептоиды активно третируют окружающих, заставляя их подчиняться жестким моральным требованиям. Они пытаются властвовать над другими от имени общества, хотя на это их, конечно, никто не уполномочивал. Параноики избирательно подходят к решению проблемы морали. Они хорошо знают, чем индивидуум обязан обществу, но чем общество обязано индивидууму, им обсуждать просто неинтересно.

И только эмотивы не разделяют субъективно мораль и нравственность, стараются достичь идеала в повседневных отношениях между людьми, стремятся к торжеству добра, милосердия.

 

Ответственность, добросовестность – качества, которые эмотив проявляет в деятельности. Как часто мы, давая положительную характеристику сослуживцам, через запятую перечисляем слова «исполнительный», «добросовестный», хотя это совсем не однокоренные свойства характера. Если исполнительность замешана скорее на тревоге, на боязни не сделать что-то вовремя и как следует, то в основе добросовестности лежит стремление не подвести товарищей, не уронить честь коллектива, глубокое чувство ответственности за порученное дело.

Для эмотива на самом деле существуют такие понятия, как самопожертвование, патриотизм, гражданственность и т.п. Почему? Да потому, что эти понятия не имеют рационального объяснения. «Ради чего я должен жертвовать своим здоровьем, жизнью, благополучием, достатком?» – так рассуждают многие и находят это логичным. Вообще-то, если быть абсолютно корректным, рациональное объяснение самопожертвованию существует. И природа, и общество обязаны жертвовать малым, чтобы сохранить большее. Судьба индивидуума всегда вторична по отношению к судьбе вида. Но рассуждать подобным образом большинству людей несвойственно (пожалуй, только шизоид способен, поразмышляв недельку-другую о взаимоотношениях индивида и общества, прийти к логическому заключению, что, дескать, пора принести себя в жертву).

А вот человеку, живущему эмоциями, логика не обязательна. Он и без нее – на интуитивном уровне – осознает, когда и во имя чего нужно «броситься на амбразуру». В таких ситуациях он реализует характерные для эмотивного радикала эмоционально насыщенные, «возвышенные» стереотипы поведения.

Привлекательные качества характера сопряжены с этим радикалом, кто спорит! В каких же случаях человеколюбие, сострадательность, жертвенность, тактичность эмотива оборачиваются во вред ему и окружающим? Как ни парадоксально, таких случаев немало.

Когда жизненно необходимо покарать зло (не абстрактное, а вполне конкретное, персонифицированное), защититься от обидчика, приструнить разболтавшийся коллектив, наладить дисциплину, без которой рухнет организация, человеколюбие превращается в слюнтяйство, а сострадательность – в попустительство. Добро, как известно, должно быть с кулаками, а эмотивность – добро без кулаков, непротивление злу насилием. Это, с одной стороны, открывает перспективу (весьма отдаленную, судя по всему) торжества нравственности, но, с другой, часто ставит палки в колеса реальному развитию событий.

Посильные задачи

Где могут найти применение преимущества эмотивного радикала? В работе с людьми. Эмотиву не нужно напоминать о том, что его коллеги, друзья, близкие, просто – окружающие, нуждаются в помощи, в доброжелательном внимании, в моральной поддержке. Что они – обыкновенные смертные, которым свойственно ошибаться, заблуждаться, нервничать по пустякам, болеть, страдать… Эмотив будет переживать внутренний дискомфорт, если его лишить возможности посочувствовать ближнему.

Эмотивы – хорошие воспитатели (главным образом там, где нужно смягчить от природы крутой нрав воспитанника), сиделки, домашние (семейные) или курортные врачи, психологи, социальные работники. Из них получаются неплохие официанты, служащие гостиниц, продавцы.

Следует при этом учитывать, что ничего, кроме сострадания, жалости, внимания, тактичности эмотив подарить другим не может. И там, где требуется во благо человека проявить решительность, жесткость, эмотивный радикал только мешает. Лучший хирург, например, получится не из эмотива, а из эпилептоида, поскольку человека, нуждающегося в экстренной помощи, нужно оперировать как можно скорее и со знанием дела, а не поливать горючими слезами.

Другая группа профессионально важных качеств, которыми обладает эмотивный радикал, связана с его способностью тонко чувствовать гармонию, красоту. Эмотив не выносит даже намека на пошлость, грубость, дисгармонию (точно так же, как эпилептоид не терпит нечистоты), и это делает его незаменимым редактором – в широком смысле этого слова – любого продукта творческой деятельности.[2]

Эмотив обладает уникальным даром привносить красоту во все, к чему он прикасается. Вспомните, у Саши Черного: «Когда в хрусталь налить навозной жижи, не станет ли хрусталь безмерно ниже? – И лучшего вина в ночном сосуде не станут пить порядочные люди… Им спора не решить, а жаль. Не лучше ль наливать вино в хрусталь?» Наливать вино в хрусталь – вот удел эмотивов. В широком и узком смысле. Они – прекрасные оформители, декораторы. Без эмотивного радикала в характере немыслим художник, музыкант, архитектор, артист…

Чего нельзя поручать эмотивам? Того, что следует вверять эпилептоидам: охрану, расправу, оборону, разведку, контроль.

Эмотив, несмотря на всю свою добросовестность, на этих и подобных им участках работы даст слабину, распустит нюни, развесит уши. Он пропустит на режимный объект без пропуска «милого человека, который устал ждать снаружи, замерз», он даст неоправданную отсрочку необязательному должнику, он не позволит себе обвести вокруг пальца человека, с которым живет под одной крышей. Он скорее выстрелит в воздух, чем в заклятого врага[3].

Особенности построения коммуникации

На первый взгляд, никакие рекомендации по улучшению взаимоотношений с обладателями этого радикала просто не нужны. Эмотив сам выберет оптимальный способ общения, извинит неловкость, смирится с бестактностью, будет стараться найти в собеседнике что-то доброе, светлое, хорошее. Да, это так. Но, прощая многое, эмотив испытывает наиболее сильный, стойкий дискомфорт от одного лишь недостатка – от неискренности.

Не пытайтесь его обмануть. Не наигрывайте дружелюбия, дружеского расположения, интереса к его персоне. Он сразу же почувствует ложь и очень огорчится. Нет, он не затаит на вас злобу (как это сделал бы эпилептоид). Он станет думать, что его общество вам в тягость, и постарается отойти на предложенную вами (так ему будет казаться) дистанцию. Доверительности, возможной и желательной между вами, будет нанесен ущерб. Лучше уж прямо открыто скажите ему о своем настроении (пусть не самом радужном), о своих претензиях.

В отношениях с эмотивом добрая ссора лучше, чем худой мир. Минутная потеря самоконтроля лучше, чем постоянное ношение непробиваемого панциря, футляра.


[1] Сравните: истероид украсит интерьер собственным портретом; параноик – портретом вождя, авторитетного мыслителя, подарившего ему цель в жизни; эмотив – картиной «Московский дворик» или «Грачи прилетели»; эпилептоид выбросит все это к чертовой матери и, покрасив стену в немаркий серый цвет, вывесит на ней таблицу  «Распорядок дня» с собственноручными подписями всех чад и домочадцев в графе «Ознакомлен». 

[2] Сама эмотивная тенденция не предполагает творческого начала – это прерогатива шизоидов.

[3] Мне рассказывали про генерала, который перед строем отдавал команду: «Пожалуйста, смирно!», чем, естественно, вызывал презрение у подчиненных-эпилептоидов.

В.В. Пономаренко,
врач-психиатр, психолог, генеральный директор ООО «Линтер»

Статья опубликована в журнале «Секретарь-референт» № 6, 2005.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.