Электронная версия журнала

Блог

    Экономика расстояний: на пороге нового мира

    Назад к списку новостей

    /upl/pictures/SE/KMO_085444_06142_1_t218_215139.jpg

    Как 3D-принтеры, интернет и быстрые поезда изменят города

    Как экономически эффективное мелкомасштабное производство товаров и предоставление услуг, повсеместное высокоскоростное подключение к интернету и снижение затрат на транспорт изменят города.

    Дмитрий Набережнев, партнер BAIN&Co

    На протяжении веков стоимость и время преодоления расстояний определяли карту цивилизации. Каждая новая технология, сокращающая стоимость и время передвижения, меняла картину миру — и не важно, о чем идет речь, о лошадях, строительстве железных дорог или баллистических ракетах. Экономика расстояний и сейчас играет определяющую роль в том, где компании будут производить и продавать свои товары, где работодатели будут создавать рабочие места, где люди будут селиться, работать, делать покупки и развлекаться. Что случится, если новейшие технологии позволят резко снизить затраты на преодоление расстояний? Если люди смогут работать, находясь в любой точке мира, то не начнет ли сокращаться численность населения в густонаселенных районах?

    Эти тенденции, все более заметные, уже оказывают влияние на страны с наиболее развитой экономикой. Согласно исследованиям Bain, в течение следующих двух десятилетий затраты на преодоление расстояний резко снизятся, что изменит наш образ жизни и отношение к работе. Эти изменения произойдут быстрее, нежели многие ожидают, и будут носить масштабный характер.

    Катализатором исторических перемен становится ряд новых технологических платформ, которые кардинально меняют стоимость и время передвижения. Многомиллиардные инвестиции в робототехнику, дроны для доставки грузов, логистические технологии и автономные транспортные средства уже привели к возникновению новых продуктов и услуг, которые заметно снижают значимость затрат на перемещение людей, товаров и информации. По мере усиления взаимодействия и интеграции этих технологий будут нарастать и изменения в пространственной экономике, которые заставят многие компании переосмыслить свои стратегии и инвестиции, а людей по-новому взглянуть на то, где они работают, живут и растят детей.

    Например, люди смогут выбирать места проживания дальше от центра городов, поскольку развитие транспорта и доступ к телекоммуникационным сетям позволят сочетать преимущества проживания в небольшом городе с широкими возможностями трудоустройства и приобретения товаров и услуг, которые до сих пор были доступны только в крупных городах. Это позволит городам стать центрами более обширных зон и обеспечить еще более высокую концентрацию экономического, информационного и культурного потенциала, создавая дополнительный импульс к развитию. В Китае примером такого пространства может быть планируемый мегагород Цзин-Цзинь-Цзи, который объединит Пекин и прилегающие к нему поселения и территории с общим населением 130 млн человек. Сейчас время проезда от спального района Пекина до его центра может составить пять часов. В создаваемом же мегаполисе Цзин-Цзинь-Цзи разные центры будут связаны сетью скоростных поездов, и время поездки от одного субцентра до другого не превысит одного часа.

    Мы полагаем, что к 2025 году технологически развитые страны окажутся в авангарде новой постурбанистической экономики. Пространственная экономика создаст новые рынки, инновационные виды бизнеса, новый образ жизни и карьерные перспективы. Грядущая трансформация, как и любой период изменений, также принесет с собой риски и существенные перемены.

    Многие крупные компании мира уже начали тщательно оценивать новые возможности для инвестиции средств, которые будут доступны после снижения затрат на преодоление расстояний. Например, прорывы в транспортных технологиях будут критически важны для нового поколения товаров и услуг, адаптированных к пространственной экономике. Это включает логистику "последней мили", высокоскоростные и автоматические транспортные средства, а также технологии и компоненты, поддерживающие эти секторы.

    Никто не может точно предсказать, как именно будут развиваться экономика и общество по мере снижения затрат на преодоление расстояний. Многое будет зависеть от того, с какой скоростью будут развиваться технологии и какие открытия произойдут в других областях знаний. Однако очевидно одно: пространственная экономика заставит пересмотреть давно сложившиеся представления о размахе и возможностях роста.

    Мы выделяем три ключевых тренда, за которыми нужно пристально следить, чтобы правильно оценить предстоящие изменения: мелкомасштабное производство товаров и предоставление услуг станет более экономически эффективным; высокоскоростное подключение к интернету станет повсеместно распространенным; затраты на транспорт резко снизятся. Давайте рассмотрим наступающие изменения более подробно.

    По мере снижения затрат на преодоление расстояний компании смогут выпускать продукцию в меньших объемах. Достижения в сфере робототехники, технологий 3D-печати и логистики уже начинают снижать себестоимость производства и предоставления услуг, позволяя компаниям быть прибыльными при изготовлении мелких партий и даже единичных экземпляров продукции.

    В гонке за тем, чтобы заменить физические предметы цифровыми эквивалентами, будут возникать новые бизнес-модели

    Вспомогательные производства или 3D-печать уже сокращают затраты на преодоление расстояний, поскольку позволяют изготавливать на местах стандартные детали и сложные единичные изделия, что, в свою очередь, снижает потребность в централизованном производстве и складских мощностях. Хранение чертежей в электронном виде и использование стандартного набора субстратов для 3D-принтера делают большие склады ненужными, при этом значительное количество деталей может храниться в небольшом подразделении. Эти изменения предвещают переход от огромных хранилищ, расположенных на дешевой земле вдоль автотрасс, к небольшим складам, расположенным близко к потребителям.

    Сокращение выгоды от масштаба и объема деятельности, в свою очередь, откроет больше возможностей для выбора места жительства. Компании могут сделать выбор в пользу более мелких производственных подразделений, расположенных ближе к потребителю, чтобы быстрее адаптировать свои продукты к местным вкусам и предпочтениям.

    В постурбанистической экономике компании будут раздвигать границы перемещения информации и идей, а не людей и товаров. В гонке за тем, чтобы заменить физические предметы полностью или частично цифровыми эквивалентами, будут возникать новые бизнес-модели. Поскольку поколение родившихся в 2000-е годы уже станет основной по численности рабочей силой, физическая свобода и развитие навыков работы онлайн будут способствовать распространению работы в удаленном режиме. Согласно опросам, в США на сегодняшний день 37% служащих работают в удаленном режиме (в среднем два дня в месяц). Этот показатель постоянно растет: в 2008 году 30% опрошенных работали онлайн, а в 1995-м — только 9%.

    Возможность повсеместного подключения к интернету позволит использовать новые модели цифровых услуг во многих секторах — от передовых двусторонних систем управления энергоснабжения до дистанционного мониторинга состояния здоровья и оказания медицинских услуг. Например, вместо того, чтобы самим ехать в передовые клиники и к лучшим врачам, пациенты смогут обращаться в местные учреждения, оснащенные спутниковой связью, через которые они смогут связаться с теми же медицинскими экспертами для дистанционной диагностики и лечения.

    Телекоммуникационные технологии значительно сокращают необходимость передвижения как людей, так и товаров. Однако эффективная транспортировка остается необходимым условием расширения физического и экономического периметра городов.

    Расширение железнодорожной инфраструктуры и новые технологии высокоскоростных поездов приводят к значительному сокращению стоимости и времени перевозок, а также развитию городского пространства. В результате физические расстояния становятся все менее коррелированы с временными, а очертания городов приобретают все менее традиционные формы. В Лондоне, например, за 30 минут можно добраться до северо-восточного района Уэмбли в 12-13 км от центра города, в то время как на юго-запад за это время можно продвинуться максимум на 8 км. В Париже, пригородные поезда на юго-западном, северо-западном и восточном направлениях позволяют за час преодолеть до 30 км — в два раза больше, чем по остальному периметру города.

    Повышению эффективности транспортировки также способствует и развитие технологий логистики, которые позволяют компаниям доставлять свои товары на дом потребителям быстрее и при постоянно снижающихся затратах. Доставка пакета с помощью дронов уже сейчас стоит на 75-80% дешевле, чем доставка курьером. Несколько компаний, включая Amazon, Google и DHL, уже разработали прототипы беспилотников для доставки, и их внедрение ограничивается препятствиями регуляторного характера. NASA работает над созданием системы, основанной на интернет-технологиях, которая будет управлять низковысотными автоматическими летательными аппаратами, включая БПЛА. Причем FAA (американский аналог Росавиации) планирует начать полную сертификацию БПЛА в 2020 году. В глобальном масштабе Австралия и Новая Зеландия уже разрешили более либеральное использование беспилотников в коммерческих целях, чем это возможно в США и Канаде.

    Снижение затрат на преодоление расстояний за счет развития мелкомасштабного производства, распространения интернета и снижения затрат на транспорт приведет к географическому рассредоточению экономической активности и населения и окажет серьезное влияние на демографическую ситуацию и транспортную инфраструктуру в развитом мире.

    Согласно исследованиям группы макротенденций Bain, в следующем десятилетии соотношение роста числа домохозяйств в сельской и пригородной зонах в сравнении с городским центром начнет приобретать форму гантели. Некоторые города продолжат успешно расти, привлекая состоятельных, молодых и тех, чьи дети уже выросли. И наоборот, семьи среднего класса, вероятно, будут делать выбор в пользу значительного увеличения жилой площади по более низкой цене, переезжая подальше от центров городов. В середине останутся традиционные пригороды — старый компромиссный вариант, который не обеспечивает ни простора сельской местности, ни удобства городской, и мелкие и средние города — не самые привлекательные с точки зрения полноценной городской жизни.

    Итак на одном конце "гантели" будут находиться города с большими зонами, удобными для пешеходов — такие как Нью-Йорк, Сан-Франциско, Лондон и Париж. В этих урбанистических центрах будет селиться состоятельная часть населения, которая может выбирать место жительства без финансовых ограничений. Поскольку крупные города конкурируют за жителей, кластеры, подобные технологическому хабу Кремниевой долины или финансовому сектору в Нью-Йорке и Лондоне, станут еще более важными источниками конкурентного преимущества для городов.

    На другом конце "гантели" будут находиться населенные пункты, которые мы называем "новая деревня",— жилые районы, расположенные на самых дальних окраинах пригородного пояса — более чем в 50 милях или 90 минутах езды от центра города. Модель новой деревни будет сочетать наиболее привлекательные черты сельской жизни, в особенности большое жизненное пространство по низкой цене, со многими городскими удобствами. Снижение затрат на преодоление расстояний позволит уменьшить разрыв в обеспеченности товарами, услугами, образовательными возможностями и возможностями здравоохранения между плотно заселенными городскими центрами и "новой деревней".

    Миграция уже началась. Bain проанализировал данные Бюро переписи населения США по 360 городским статистическим районам, определяя урбанистический центр как зону в радиусе 10 миль от центра города, что составляет среднее расстояние поездки в один конец. В 2000 году чуть меньше половины населения США (49,7%) проживало в радиусе 10 миль от центра города. Но к 2010 года, вскоре после завершения экономического кризиса и перед началом недавней миграции в пригороды эта цифра упала до 47.5%.

    Данные показывают, что до 8% всего населения США переселилось из урбанистических центров в течение десятилетия. К 2025 году население США вырастет на 38 млн человек по сравнению с 2010 годом, при этом рост в размере около 4 млн человек будет приходиться на самые дальние пригороды. В течение десятилетия численность населения дальних пригородов в США может превысить численность населения в урбанистических центрах.

    Статистика стран Западной Европы также наглядно показывает выраженную тенденцию переезда из крупных городов. Более того, картина там в связи с развитием удобного скоростного железнодорожного сообщения еще более выражена, чем в США. Например, в Стокгольме в период с 2001 по 2007 год темпы роста ближних и дальних пригородов почти вдвое превышали темпы роста центров городов. В этот же период центр и ближние пригороды Лондона покинули более 100 тыс. жителей (и почти 600 тыс. британцев, отток которых был в значительной степени компенсирован иммигрантами), при этом население дальних пригородов — в графствах, расположенных за пределами зеленого пояса,— выросло более чем на 300 тыс. человек.

    В постурбанистической экономике проживание в транспортной доступности от офисного здания или переезд к месту работы станут менее важными. Вместо этого люди будут выбирать, где жить, исходя из характеристик стиля жизни и комфорта, например хорошего климата, активной социальной и культурной жизни, близости к местам проведения досуга или местам проживания родственников.

    Понятно, что такие характеристики городов, как климат или местоположение, поменять невозможно. Но все остальное может определяться инициативами и политикой развития культурной жизни, школ и университетов, центров развития интеллектуального капитала. Не менее важны государственное регулирование и налоговая политика. Эти характеристики могут стать основой для конкуренции между городами. Мелкие и средние города, а также традиционные пригороды, оставшиеся в середине урбанистической "гантели", должны будут улучшать условия жизни и инфраструктуру. В противном случае их ждет упадок.

    Рассредоточение экономической активности будет сопровождаться формированием объединенных экономических пространств наподобие китайского Цзин-Цзинь-Цзи и окажет значительное влияние на транспортную инфраструктуру. Очевидно, что крупные транспортные проекты планируются с учетом максимизации покрытия экономических зон. Например, в Японии высокоскоростные железные дороги Токайдо- и Санъе-синкансэн длиной в 1180 км проходят через 11 городов с населением больше 1 млн человек и покрывают территории с населением до 100 млн человек. В Китае высокоскоростное полотно Пекин--Шанхай планировалось исходя из соединения двух крупных мегаполисов и было проложено через ряд менее значимых городов, покрывая территории с населением в 300 млн человек. Интеграция локальных экономических центров в более крупные кластеры позволит формируемым мегагородам выйти на новый уровень экономической активности и таким образом будет стимулировать создание новой межрегиональной и международной инфраструктуры. В результате высокоскоростное движение будет играть одну из определяющих ролей в определении будущей структуры городов.

    Однако у городов также появляется новая миссия — это "расшивка" мощностей транспортной инфраструктуры за счет строительства и благоустройства пересадочных станций, как для изменения маршрута движения пассажиров и товаров, так и для обеспечения эффективной совместимости различных видов транспорта. Как следствие, городская инфраструктура тоже должна пройти через цикл изменений, концептуально пересмотрев предназначение своих транспортных узлов для эффективного обеспечения возможности приема и отправки высокоскоростных средств передвижения (например, железных дорог) как с архитектурной, так и логистической точки зрения.

    Структурные изменения в пространственной экономике — только часть значительно более широкой экономической, социальной и демографической трансформации, общие контуры которой лишь начинают проявляться в новейших технологиях и инновациях, еще далеких от коммерческого применения. Многое будет зависеть от того, с какой скоростью будут развиваться технологии и какие открытия произойдут в других областях знания. Однако очевидно одно: запущенные изменения пространственной экономики сделают нас свидетелями значительных социально-экономических трансформаций в ближайшие десять лет.
     

    10.05.2016, 09:39
    comments powered by HyperComments

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.