Электронная версия журнала

Блог

    Неутешительные выводы

    Назад к списку новостей

    Почему бизнес все чаще уходит из Кузбасса

    В Кузбассе начинается реализация федеральной программы "Ты - предприниматель". Ее участники смогут, победив в конкурсе бизнес-проектов, получить гранты на развитие собственного дела. Эта мера господдержки в Кемеровской области далеко не единственная, но кузбасские предприниматели в последние годы предпочитают выводить бизнес из региона. Об этом заявляет каждый второй, обратившийся за помощью к бизнес-омбудсмену.

    Ловят добросовестных

    О необходимости сохранять существующие и создавать новые предприятия малого и среднего бизнеса, особенно на фоне западных санкций, в Кузбассе говорят много.

    - Мы настраиваем наше предпринимательское сообщество на развитие производства продукции, которую раньше получали из других регионов России и из-за рубежа, - подчеркивает замгубернатора Кемеровской области Екатерина Кутылкина. - Но в условиях экономического спада и ограниченного доступа к кредитным ресурсам эта задача становится непосильной. Поэтому бизнес очень нуждается в помощи. Прежде всего - в снятии всевозможных административных барьеров, включая сокращение сроков регистрации прав собственности, оформления земельных участков и так далее. Область должна быть максимально привлекательной для инвестиций.

    Напомним: в Кузбассе сейчас усиленно работают над внедрением инвестиционного стандарта, а Кемеровская область даже обогнала по позициям в национальном рейтинге, составленном на основе опросов предпринимателей, соседние регионы СФО.

    - Однако если по блоку "Инфраструктура поддержки бизнеса" у нас результат отличный, то со снижением административной нагрузки на бизнес не все так радужно, - признает уполномоченный по защите прав предпринимателей в Кемеровской области Елена Латышенко. - Участники опросов отмечают рост этой нагрузки. Причем 65 процентов респондентов (больше, чем в среднем по России) указывают на чрезмерное внимание со стороны налоговых органов. Это подтверждает и статистика обращений к уполномоченному по правам предпринимательства - причем как начинающих предпринимателей, вставших на ноги благодаря государственным, региональным и муниципальным программам, так и производственных предприятий с высокотехнологичными рабочими местами, входящих в списки приоритетных, выпускающих конкурентоспособную продукцию, которая поставляется, в том числе, на экспорт.

    Жалуются чаще всего на нюансы, связанные с выездными налоговыми проверками, после которых остается только закрыть бизнес или сняться с регистрационного учета. Нередко - из-за такого показателя как отсутствие должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента. Об этом, кстати, не говорится ни слова в Налоговом кодексе. Не закреплен законодательно и перечень мероприятий, которые добросовестный налогоплательщик должен выполнить, чтобы не оказаться в числе штрафников. Ими становятся компании, у которых среди контрагентов обнаруживаются фирмы-однодневки. Все материалы по таким фирмам передают в правоохранительные органы. Но данных по привлечению однодневок к ответственности нигде не найти, их нет в общем доступе.

    Зато рассказываются страшные истории, случившиеся с производственными компаниями, которые работают годами и в деятельности которых государство очень заинтересовано. Среди них, например, инновационное предприятие, разработавшее собственную технологию установки крепи в угольных шахтах. В 2011 году сорок человек выпускали продукции на двенадцать миллионов рублей, уплачивая миллион в бюджет. В 2014-м выручка подросла до 105 миллионов, численность трудового коллектива - до 62 человек, а налоги - до 32 миллионов рублей. Но когда в цепочке контрагентов этой компании всплыла фирма-однодневка, налогоплательщику сделали доначисление. Несмотря на то что отчеты сдавались регулярно, и все сведения были опубликованы. Теперь предприятие, создававшееся по крупицам, получившее в свое время премию как национально значимое, зарегистрировано в другом регионе. К слову, о намерении сменить место регистрации заявляет каждое второе предприятие, обратившееся с жалобой к уполномоченному по защите прав предпринимателей в Кузбассе.

    - Да, на сайте ФНС сегодня представлена масса электронных сервисов, позволяющих проверить как собственника бизнеса, так и контрагента, но, как ни печально, это не гарантирует привлечение недобросовестного контрагента к ответственности, - отмечает Елена Латышенко. - Зато к ней привлекают добросовестные фирмы. Получается, что налоговые органы регистрируют фирмы-однодневки, проводят камеральные проверки в течение двух-трех лет, а потом приходят с выездной проверкой к субъектам производственного бизнеса и, по сути, убивают его. Ведь гораздо проще иметь дело со стабильным предприятием, у которого есть обороты, у которого можно удержать имущество, арестовать счета, нежели бороться с фирмами-однодневками.

    Как на минном поле

    Другая проблема - применение контролирующими ведомствами к налогоплательщикам двойных, а то и тройных ограничительных мер.

    - По закону, за неисполнение налоговых обязательств могут приостановить операции по счетам, наложить арест на имущество, - уточнила Елена Латышенко. - На практике нередко все меры применяются одновременно. А если счет у предприятия заблокирован, то к участию в конкурсах по госзакупкам и муниципальным заказам его не допускают. В этом году таким образом (причем еще до решения суда) наказали одну из производственных компаний города Белова. Под угрозой закрытия оказалось пятьдесят рабочих мест. Аналогичная ситуация была и у предприятия из города Полысаево. У нас 88 видов контроля и надзора, и, чтобы соблюсти все требования, требуется масса усилий.

    Когда одни ограничительные меры идут от налоговой, другие - от судебных приставов, а третьи - еще от кого-то, это превращается в большую проблему. Плюс важно учитывать сложности межведомственного взаимодействия (когда один орган свои меры снимает, а другой - нет, поскольку еще не получил уведомление от первого) и то, что проверки зачастую проводят в разгар отчетного периода, когда, мягко говоря, и так есть, чем заняться. Бухгалтеру одного кемеровского ИП за три месяца пришлось отвечать на двадцать налоговых уведомлений.

    "Согласованность у ведомств есть, если дело касается нарушений налогоплательщиков, а если, например, уплаты страховых взносов, то данные выгружаются из одной базы в другую не полностью. И в итоге мы получаем требования об уплате недоимки, бросаем все и бежим доказывать, что на самом деле у нас все в порядке", - процитировал член штаба ОНФ Михаил Учватов одну из жалоб. А другому предпринимателю, отправившему в налоговую заявление в электронном виде, пришлось 31 декабря срочно нести туда еще и бумажный вариант. Но через полгода он все равно был оштрафован за несдачу отчета.

    - Нередко на вопросы бухгалтеров в налоговой отвечают "у нас так программа посчитала, платите или доказывайте, что вы не виноваты". И, конечно, это сильно усложняет жизнь, особенно малым предприятиям, где работают три-четыре человека, - отмечает Учватов. - Предприниматели говорят: "Складывается впечатление, что играешь в игру "Сапер".

    Наезд-выезд

    Налоговые доходы, по данным главного финансового управления администрации Кемеровской области, составляют более восьмидесяти процентов доходной части регионального бюджета. Однако доля НДФЛ в ней снижается. Если в 2014 году за семь месяцев было уплачено 3,6 миллиарда рублей, то в 2015-м - один миллиард. При этом налоговая задолженность в бюджет приближается к двадцати миллиардам рублей. И максимальный прирост (до сорока процентов) - по суммам, которые начислены, но в казну не уплачены, - дают малые предприятия. Должникам регулярно пишут предупредительные письма, их вызывают на "антикризисные" штабы. Помимо этого, на сайте УФНС опубликовано двенадцать критериев риска, по которым, как подчеркивают представители ведомства, каждый налогоплательщик может самостоятельно сориентироваться, грозит ему ответственность или нет. Что же до проверок, то их количество неуклонно снижается.

    - В течение трех последних лет в СФО, как и России в целом, ежегодный охват налогоплательщиков выездными проверками не превышает одного процента (в общемировой практике - три процента), а уровень охвата малого и среднего бизнеса - менее 0,3 процента, - уточнила начальник контрольного отдела УФНС России по Кемеровской области Татьяна Калевич. - Чтобы с таким охватом проверить все ИП, состоящие на учете, понадобится семьсот лет. И у нас нет цели проверять всех подряд, хотя бизнес растет, количество налогоплательщиков увеличивается. Между тем, по результатам контрольной работы в бюджет доначислено 3,4 миллиарда рублей, из которых 2,2 миллиарда - налоги. Каждый второй рубль начисляется после выявления фактов уклонения от налогов при помощи различных схем. За первое полугодие 2015-го такие схемы мы выявили в 52 процентах случаев (в 2012-м - в 38 процентах). Возбуждено шесть уголовных дел, двое фигурантов осуждены. Всего же с 2013 года в регионе вынесены приговоры в отношении 22 физлиц. Сумма ущерба по уголовным делам составила 75 миллионов рублей.

    В то же время, согласно данным УФНС, которые привел Максим Учватов, число действующих коммерческих организаций в регионе за пять-шесть лет уменьшилось с 38 до 35 тысяч. Некоторые эксперты связывают это как раз с растущим количеством уголовных дел в отношении предпринимателей. Как отметила председатель регионального отделения общероссийской общественной организации "Деловая Россия" Анжелика Круталевич, за последние три года в Кузбассе было возбуждено более десяти громких дел в рамках борьбы с коррупцией, а, скажем, в Алтайском крае - только два.

    - Предприниматели же обычно едут туда, где проще, в том числе и легче, договариваться, - отметила Круталевич. - Я даже подумала: может, и пусть уезжают такие предприниматели? Единственное, что меня смущает: растет эффективность проверок, и суды принимают решения в основном в пользу налоговой инспекции. Профессионализм налоговиков растет стремительно, и предпринимателям все труднее защищать свои права. Еще пятнадцать лет назад ситуация была другой. И это тревожит.

    Тем временем налоговики не устают повторять, что действуют по закону, что проверки для них - не самоцель, а если есть возражения и спорные моменты, нужно обращаться с соответствующими заявлениями к руководству. Права предпринимателей защищает прокуратура, которая обязана следить и за действиями налоговиков. Но в этом году незаконных действий еще не выявлено.

    - Но, конечно, большая часть нарушений латентна, - уверен старший прокурор отдела по надзору за соблюдением прав предпринимателей Кемеровской области Алексей Корнилов. - Представители бизнеса так и говорят: "Нам страшно писать заявления, поскольку вы запросите информацию у налоговой, и они сразу же придут к нам с выездной проверкой".

    Изменить отношение

    Как сообщила Екатерина Кутылкина, несмотря на нацеленность властей Кемеровской области на поддержку малого и среднего бизнеса, за последнее время регион потерял сразу несколько важных производств. Так, по ее словам, Черниговский НПЗ ушел в Калининградскую область, а Итатский НПЗ решил зарегистрироваться в Приморском крае. И известный производитель мороженого, закрывающий семьдесят процентов рынка, теперь тоже платит налоги в другом регионе.

    - Мы многое делаем, чтобы привлечь предпринимателей, - подчеркивает замгубернатора. - Считаю, нужно более лояльно относиться к нашим налогоплательщикам. Иначе к чему мы придем через пять лет, с кем останемся? Нужно наконец услышать предпринимателей, которые испытывают трудности и бегут из региона от непомерного бремени - нет, не налогового, а административного.

    По мнению Елены Латышенко, исправить ситуацию поможет не только изменение федерального законодательства, но и тесное взаимодействие налоговых органов с общественными объединениями предпринимателей и уполномоченным по защите их прав. Чтобы рассматривать проблемы, препятствующие развитию экономики Кузбасса, не от случая к случаю, а системно. Чтобы постоянно контролировать закономерность количества проверок и поступлений в бюджет, а также количества проверок и фактов миграции бизнеса.

    - И чтобы можно было не только видеть, насколько эффективно у нас налоговое администрирование и как добросовестный бизнес чувствует себя в Кузбассе. Но и создавать условия для его сохранения и развития, - подчеркивает Латышенко. - Пока же, к сожалению, отношение к средним и малым производственным предприятиям такое же, как владельцам подпольных казино и нелегальных такси. При этом единственный государственный орган, который не заключил соглашение о сотрудничестве с уполномоченным по защите прав предпринимателей в России, - это Федеральная налоговая служба.

    17.09.2015, 00:00
    comments powered by HyperComments

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.