Бизнес в кризис: как выжить

«Справочник экономиста» №6 2020 / Экономика отрасли

Экономика находится в кризисе. Кто-то его уже почувствовал на себе, кто-то — еще нет.

Большинство существующих компаний пережили как минимум один экономический кризис, но уроки из него извлекли не все: менее 20 % компаний имеют антикризисную стратегию, остальные «действуют по обстоятельствам». Какие-то компании неизбежно закроются, кто-то будет балансировать на грани выживания и лишь немногие укрепят свои позиции. Наши спикеры поделятся своим опыт, как справится с кризисом.

 

Леонид Христенко, директор цепи поставок в компании «Командор»

«ВОЗМОЖНО, КОМУ-ТО ПРИДЕТСЯ УЙТИ»: ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ЛОГИСТИКИ И ЦЕПЕЙ ПОСТАВОК

 

«Справочник экономиста»: Леонид, в каком состоянии сейчас находится ваш бизнес?

Леонид Христенко: Сначала расскажу в целом про обстановку. Сейчас будущее не определено и не является продолжением прошлого. Были объявлены выходные до 30 апреля, причем с сохранением заработной платы. Но не сказано, кто и из каких средств обязан эту заработную плату выплачивать. Госслужащие — понятно, государство. Организации, работа которых является жизненно важной для обеспечения людей водой, электричеством, теплом и едой — они да, смогут платить людям заработную плату. А организации, деятельность которых остановлена потоком событий, откуда возьмут деньги на выплату заработной платы? Как максимум, некоторые смогли отправить людей в заслуженные оплачиваемые отпуска. А дальше — либо увольнение, либо заявление без содержания.

Этот процесс начался еще в апреле. И речь не об удаленке, когда ты сидишь дома и весь такой цифровизованный работаешь с теми же клиентами (которые тоже на удаленке), объемами, ценами и постишь в ФБ, как тебе весело. Речь именно о том, что очень многие компании, даже те, у кого сейчас бурный рост, обсуждают спад.

Многие компании просто не смогли месяц (на самом деле полтора, учитывая майские праздники) платить аренду, зарплаты сотрудникам, обслуживать кредиты. Смогут ли они получить справки, что это форс-мажор? Я слышал и видел распоряжение выдавать такие справки, но не видел ни одной.

Часть предприятий поменяет собственников.

Поэтому, на мой взгляд, все очень нерадужно для многих людей и компаний.

 

«СЭ»: И вы считаете, что ситуация будет усугубляться?

Л. Х.: Ситуация усугубляется падением курса доллара и стоимости нефти.

Решение «закрыть» людей на месяц вообще чревато, начиная с того, что не до конца понятно, были ли учтены все последствия — такие, как рост употребления алкоголя в период самоизоляции и связанного с этим бытового насилия, и заканчивая тем, что люди, по сути, не намерены выполнять требования по самоизоляции и самоубиванию бизнесов.

Теперь про свой бизнес, какими мне представляются последствия для логистики и цепей поставок (не в порядке убывания значимости, простое перечисление):

Бурный рост покупок впрок на случай карантина либо сменится обратной тенденцией, как в силу того, что гречки уже достаточно, так и в силу начинающихся процессов отправки людей в отпуска без содержания, подготовки к увольнениям. И люди начнут есть то, что купили, не делая новых покупок, либо оставят себе в качестве страхового запаса то, что уже купили, и вернутся к нормальному потреблению, с учетом спада покупательской способности.

Цены пойдут-таки вверх, особенно на товары, которые напрямую завязаны на стоимость рубля.

Люди быстро поймут, что гречка — это совсем не то, что им хочется есть каждый день. В Китае в период карантина сильно выросло потребление мяса и овощей — люди стали больше готовить дома. Кстати, некоторый рост там продемонстрировали товары для готовки — посуда, ножи, кухонная бытовая техника.

Но отдельные люди и компании на гречневом кризисе прилично наживутся.

На период фактического карантина промо в оффлайн не имеет смысла.

Автозаказ в существующих условиях не работает корректно. Нужно понять, делать ли с этим что-то, и, если делать, то что. Можно ли его научить понимать происходящее?

Поскольку закрываются многие оффлайн торговые компании, которые тоже хотят выжить, они будут приходить в традиционный ритейл и предлагать свой ассортимент, который, кстати, может быть востребован покупателем. Где в условиях карантина можно купить обувь? А запчасти для авто? Поэтому тут могут быть неожиданные и интересные варианты коллаборации.

Проблемы с импортом приведут к новой волне импортозамещения. И это, по сути, самый здоровый путь роста страны на ближайшие 15 лет, для которого нужно дать людям и бизнесу нормальный конкурентноспособный рублевый кредит. Сможет ли государство это организовать — большой вопрос. 

Отдельно тут можно сказать про производство медпрепаратов, масок, перчаток, халатов и дезинфицирующих средств. Маски, перчатки и дезинфицирующие средства войдут в состав домашних аптечек, их потребление значительно вырастет по сравнению с доCOVIDной ситуацией. И по ним импортозамещение станет чем-то типа госпрограммы.

Ритейл пересмотрит методики формирования запасов по социально значимым товарам и методики снижения рисков ажиотажного спроса.

Кризис показывает нам важность ухода в онлайн, без этого уже никуда. Если онлайна нет, его нужно срочно организовать. Технологии виртуального присутствия будут развиваться. Представьте, что вы сидите в любимом баре с друзьями в виртуальной реальности или проводите рабочее совещание по открытию нового магазина прямо внутри этого виртуального магазина. Как это изменит мир? И кто является владельцем этих технологий? И эти технологии стали ближе к нам с таким массовым уходом в онлайн, как мы видим сейчас.

Будут доработаны методологии отслеживания людей, автомобилей, распознавания лиц. И эти методологии через какое-то время придут в гражданскую сферу, где смогут принести пользу. Как пример — оплата на кассе через Face ID, пропускные и учетные системы на этой же технологии.

 

«СЭ»: Какие компании окажутся в этом году в выигрышной позиции?

Л. Х.: Кризис с COVID-19, на мой взгляд, резко обостряет конкуренцию между элитными группами, и после его окончания позиции одних укрепятся, других — ослабнут. У кого как получится — посмотрим. Вообще же нам как обществу нужен психологический иммунитет против вируса паники. Возможно, COVID-19 послужит прививкой, если мы извлечем из ситуации правильные уроки. И тогда белая полоса так и останется белой, несмотря на нестабильность и сложность текущей ситуации.

 

Геннадий Самойленко, генеральный директор IT-компании «Умный поиск талантов»

КАК КРИЗИС 2020 ГОДА ЗАТРОНЕТ IT-СФЕРУ

 

«Справочник экономиста»: Геннадий, как на IT-сфере сказался кризис и пандемия?

Г. С.: IT-сфера на сегодняшний день — одна из самых устойчивых к кризису и пандемии. Потому что на рынке был существенный дефицит специалистов, и после кризиса проще будет укомплектовать свои штаты в связи с тем, что небольшие IT-проекты могут закрыться.

Кризис ударит в основном по стартапам, которые и так были крайне неустойчивыми в силу еще неотработанной бизнес модели и практически разрушенной венчурной поддержки на всех уровнях: от государственной до частной. И специалисты, которые трудятся в этих стартапах, просто уйдут в более устойчивые компании.

Компании сферы IT можно разделить на три большие группы.

Первая — это большие IT-подразделения либо дочерние компании крупных корпораций. На них этот кризис никак не отразится. Здесь есть сложности с удаленной работой, потому что существует достаточно строгая политика безопасности. В связи с этим очень сложно перевести всех разработчиков на удаленку. Но сами корпорации стабильны, поэтому финансирование таких подразделений или дочерних предприятий будет оставаться столь же стабильным.

Вторая группа — это компании, которые работают на рынок b2b, то есть удовлетворяют потребности корпоративных клиентов. Отразится ли на них кризис, будет зависеть от того, что происходит с их клиентами.

Если портфель заказов состоит в основном из заказов для малого и среднего бизнеса, то эти IT-компании пострадают однозначно. Они будут вынуждены либо вместе со своими клиентами закрываться, либо сужаться и сокращаться. Но скорее всего подобные компании будут оставаться в состоянии поддержки, потому что запущенное программное обеспечение требует минимум издержек на техническую поддержку. Поэтому мы не увидим ухода с рынка больших игроков программного обеспечения для корпоративных клиентов, даже если это связано с рынком малого и среднего бизнеса.

Третья категория — это IT-продукты для физических лиц, так называемый рынок b2c. Их ситуация будет напрямую связана с доходами физических лиц. Люди, конечно, испугались, напокупали туалетной бумаги, тушенки и гречки. Но это был так называемый массовый психоз.

Многое будет зависеть от того, насколько карантин ударит по работодателям. Если будет все плохо с бизнесом, то пострадают и сотрудники.

 

«СЭ»: Какая поддержка со стороны государства позволила бы IT-сфере успешно развиваться?

Г. С.: Думаю, самая эффективная поддержка, которая подошла бы прежде всего молодым стартапам, — это создание инвестиционного климата, позволяющего как можно быстрее развивать проекты до прибыльности. Тут статистика очень суровая — более 80 % проектов умирают до того, как начинают получать прибыль.

У меня есть свой IT-проект, своя команда. И мне было бы намного проще, если бы появились инструменты венчурных инвестиций поддержки именно новых идей. В западных странах, например, это налоговые каникулы в первые три года работы стартапа. Это два основных пункта.

 

«СЭ»: Какие у вас прогнозы на лето и осень?

Г. С.: Сложно говорить про IT в отрыве от других сфер деятельности. IT-сфера всегда прикреплена к какой-то области. И в зависимости от этой отрасли у каждого будет свой прогноз и план деятельности.

Если говорить об общих прогнозах, то я жду отрицательный прогноз существующей ситуации. До осени будет очень критичная ситуация — многие компании будут присматриваться к происходящему, другие начнут закрываться. Я обзвонил многих знакомых, в том числе связанных с IT-бизнесом, реакция такая: «Мы еще смотрим, а потом либо закрываемся, либо выживаем».

Большие компании прекратили подбор персонала. Они тоже пока будут присматриваться, не будут открывать подбор до осени. То есть отрасль подбора персонала до осени заморожена. В апреле нельзя было даже прийти на собеседование. Остались только электронные виды связи.

 

Игорь Матвеенко, специалист рынка недвижимости

РЫНОК НЕДВИЖИМОСТИ НЕ ВСТАНЕТ!

 

«Справочник экономиста»: В каком состоянии сейчас находится рынок недвижимости и строительный бизнес?

Игорь Матвеенко: Ситуация будет напрямую связана с продолжительностью кризиса. Если пандемия продлится месяц, рынок жилья не пострадает. Правда, оформление договоров в апреле приостановили. Если не будет сильного удара по экономике, если ситуация не затянется, не будут закрываться заводы, не закроется большое количество рабочих мест, рынок не просядет.

На объекты недвижимости, по которым заключены госконтракты, у государства деньги есть. Я не думаю, что национальные проекты в сфере образования и здравоохранения будут приостановлены. Если договоры подписаны, то все объекты будут построены. А коммерческую недвижимость во многих регионах, в частности в Нижнем Новгороде, уже не строят — рынок перенасыщен торговыми и бизнес-центрами.

 

«СЭ»: Строительный бизнес не может перейти на удаленку. Неужели простой не повлияет на рынок?

И. М.: Сейчас многие говорят, что новая реальность изменит весь рынок труда, многие будут работать на удаленке. Я в это не верю. Даже айти-компаниям, которые зачастую работают на удаленке, все равно нужны офисы. Чтобы двигать работу, генерировать новые идеи, нужно общаться.

В апреле стройки по городу приостановились. Потому что нужно оформлять пропуска на машины. Если ты берешь бетон, надо оформить пропуск Минстроя. Да, сроки завершения строительства могут быть перенесены. Но принципиальных, глобальных перемен не будет.

Если кризис затянется, то последствия будут негативные. За это время и рынок труда просядет. Если люди не будут работать 2–3 месяца, то они могут начать искать работу в другом сегменте.

Материал публикуется частично. Полностью его можно прочитать в журнале «Справочник экономиста» № 6, 2020.

Скачать бесплатно демо-номер журнала

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.