Электронная версия журнала

Роль эколога в процессе проектирования

«Справочник эколога» №2 2014 / Эколог +

Ограничивается ли функция эколога формальной задачей подготовки кипы проектной документации, которая в реальности ни на что не влияет и нужна только для преодоления процессуальных барьеров при согласовании? Если нет, то какие задачи должен решать эколог в процессе проектирования? Ищите ответы на эти вопросы в статье.

Ученый и путешественник Тур Хейердал в своей книге «По следам Адама» написал, что человек сначала создал огромное множество механизмов и технологий, а потом стал зависимым от них. Сначала мы придумываем запутанные общественные законы, чтобы потом создать профессию юристов, которые помогут нам разобраться в этих законах. Это считается «быть цивилизованным». И нам, цивилизованным людям, кажется, что мы стали более развитыми, чем аборигены Полинезии, а по сути — какими мы были, такими и остались. И наш мир не является более цивилизованным, чем мир аборигенов Полинезии. Продолжая эту мысль, можно добавить, что мы создали техногенную цивилизацию, которая породила множество проблем, а теперь экологи должны их решать.

Это слова человека, который серьезно поднимал вопрос об уязвимости нашей цивилизации. К началу XXI в. понятие «экология» укоренилось в сознании всех людей, но что под этим понимает каждый из нас? Слово «экология» и однокоренные с ним слова упоминаются в таких выражениях и контекстах, как «экологически чистые материалы», «экологичные продукты», «хорошая экология» и «плохая экология» (например, о местоположении дома), «сделать (что-либо) для экологии», «экологическое (зеленое) строительство», «экологический ущерб» и т.д. В вузе нас учат, что экологическое сознание — это хорошая, прогрессивная идея, которая восходит к идее ноосферы В.И. Вернадского — существования человека и общества в гармонии с природой и с заботой о будущих поколениях.

К сожалению, на практике специалистам, работающим в сфере экологии, приходится сталкиваться с противоречивым природоохранным законодательством и не поддающимися разумному объяснению требованиями к оформлению огромного количества дублирующих отчетов и проектов. Возникает диссонанс между идеями разумного и бережного использования ресурсов, внедрения сберегающих технологий, устойчивого развития и ситуацией в области экологического регулирования и надзора.

Например, за последние 5 лет раздел «Перечень мероприятий по охране окружающей среды» (далее — ПМООС) проектной документации в соответствии с нормами Положения о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 № 87, был расширен как минимум в 2 раза, при этом дополнительный объем проектных работ никак не влияет на реальное улучшение состояния окружающей среды и ее гармонизацию.

В связи с этим закономерно возникает вопрос: что же представляет собой профессия эколога? Поскольку однозначного ответа на этот вопрос нет, то мы задались другим вопросом: какова роль эколога с точки зрения главных инженеров проектов (далее — ГИП) и руководителей проектов?

РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСА СРЕДИ ГИПОВ И РУКОВОДИТЕЛЕЙ ПРОЕКТОВ

Чтобы найти ответ на заданный вопрос, мы провели опрос среди ГИПов и руководителей проектов. Опрос состоял всего из двух вопросов:

  • сколько времени и сил ГИП затрачивает на вопросы, связанные с экологией, в процентах от общего времени, затраченного ГИПом на управление процессами разработки проектной документации объектов капитального строительства?
  • какой самый важный экологический вопрос в процессе проектирования?

В результате опроса были получены ответы от 12 ГИПов различных организаций.

Анализируя ответы на первый вопрос, можно резюмировать, что на вопросы, связанные с экологией, ГИП в среднем затрачивает 5–10 % времени/внимания. Большинство ответов — это «не более 5 %», максимум — 20 %, минимум — 1 %. В том числе был получен следующий ответ: «Я вообще этим не занимаюсь, мы для этого нанимаем эколога». Кроме того, в своем ответе один респондент выделил 2 группы объектов в зависимости от времени/внимания, которые ГИП обязан уделить вопросам экологии: при проектировании производственных объектов ГИП очень пристально относится к вопросам охраны окружающей среды, подключая эколога для координации работ над смежными разделами и формируя задачи с учетом экологических требований; при проектировании жилых домов и административных зданий экологии уделяется не более 10 % времени/внимания.

Анализ ответов на второй вопрос позволяет определить ключевые проблемы, которые должен решать эколог по мнению ГИПов:

  • сокращение санитарно-защитных зон [1] и санитарных разрывов (эту проблему отметила половина респондентов);
  • санитарно-экологическое обоснование размещения открытых многоуровневых паркингов в жилой застройке;
  • санитарно-экологическое обоснование размещения жилых зданий рядом с автомобильными и железнодорожными магистралями;
  • проблема длительности сроков согласования проектов при прохождении государственной экологической экспертизы (далее — ГЭЭ) по особо охраняемым природным территориям регионального и федерального значения;
  • вопросы отведения поверхностных стоков и их очистки. Водный кодекс Российской Федерации предусматривает необходимость очистки стоков для всех объектов в пределах водоохранной зоны и прибрежной защитной полосы, но заказчики неохотно принимают решения об установке очистных сооружений;
  • проблема времени, затраченного ГИПом на сбор данных для раздела ПМООС. В ответах на вопросы респонденты отметили, что при грамотном экологе, который самостоятельно может работать с проектами, использовать данные проектной документации, разработанной для аналогичных объектов, взаимодействовать со смежными участниками проектной деятельности, задача сбора данных для ГИПа упрощается;
  • проблема транспортных развязок, перехватывающих парковок и распределения транспортных потоков. Эта проблема выходит за рамки объемного проектирования и должна быть отражена в проектах планировки территории и генеральном плане города, но в профессиональном сообществе эта проблема осознается, а значит, и экологам есть смысл работать в данном направлении.

Кроме того, в ответах респондентов присутствует мнение, что раздел ПМООС вообще никаких проектных вопросов не решает, т.е. можно сказать, что он вообще не нужен.

В ответах ГИПов можно увидеть ключ к тому, в каком направлении экологам необходимо работать и развивать профессиональные навыки. Самая главная задача эколога, участвующего в разработке раздела ПМООС [2], — своевременно, четко и с минимальными затратами решить вопросы, связанные с охраной окружающей среды при строительстве и эксплуатации объекта, т.е. помочь реализовать проект при прохождении экспертизы и/или на последующих стадиях.

Таким образом, эколог должен понимать процессы управления проектами. Учитывая профессиональный опыт автора, можно констатировать, что многие экологические вопросы необходимо решать не на стадии разработки проектной документации, а раньше — на стадии эскизных решений и принятия концепции объекта.

Действующее природоохранное законодательство не предусматривает экспертизу работ по оценке воздействия на окружающую среду на предпроектной стадии (за исключением объектов, подлежащих ГЭЭ). По этой причине заказчик не часто привлекает к работе экологов на стадии эскизной проработки и принятия решений, хотя до 90 % экологических вопросов, отмеченных как приоритетные в ответах наших респондентов, могут решаться более эффективно, если ими вплотную заниматься уже на стадии эскизных решений. Отсутствие экологической оценки при принятии тех или иных решений может породить большое количество непредвиденных проблем, спровоцировать дополнительные финансовые затраты и задержку ввода объекта в эксплуатацию.

Проиллюстрируем на наглядном примере, как отсутствие экологического анализа при принятии инженерного решения вылилось в целый комплекс проблем.

ОТСУТСТВИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПРИ ПРИНЯТИИ ИНЖЕНЕРНОГО РЕШЕНИЯ КАК ИСТОЧНИК ПРОБЛЕМ

Застройщиком было возведено производственное здание, удаленное от городских сетей. Проблема водопотребления была решена следующим образом: для технических нужд использовалась вода из собственной скважины, для хозяйственно-бытовых нужд — привозная вода. Что касается водоотведения, то изначально предполагалось осуществлять сбор стоков в водонепроницаемые кессоны с их последующим вывозом на очистные сооружения. После введения здания в эксплуатацию было решено произвести установку очистных сооружений. То есть в основе решения была рациональная и, можно сказать, «экологическая» идея, поскольку, очищая стоки на месте, предприятие оказывает в разы меньшее негативное воздействие на окружающую среду и дополнительно экономит значительные денежные средства на транспортных услугах.

Был выбран поставщик оборудования, который взял на себя обязательства по поставке, монтажу, наладке и обслуживанию очистных сооружений. Оборудование имело сертификаты соответствия и положительные санитарно-эпидемиологические заключения. Репутация подрядчика — положительная. Кроме того, сам застройщик ответственно отнесся к вопросу изменения ранее прошедших экспертизу решений. Для этого он обратился в орган государственной экспертизы с просьбой дать ответ о возможности таких изменений и необходимости дополнительных экспертиз. Согласно полученному ответу из представленного обращения следовало, что очистные сооружения не являются объектом капитального строительства и в соответствии со ст. 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации не подлежат экспертизе.

В итоге изменению проектных решений был дан зеленый свет. Подрядчик выполнил свои обязательства, решение было реализовано. Спустя некоторое время на построенное здание появился покупатель, который привлек специализированную экологическую организацию для проведения экологического аудита [3]. После проведенного аудита начали появляться проблемы, которые не были видны менеджерам при принятии решения о замене кессонов на очистные сооружения:

1. Отвод очищенного стока было решено направить на вновь сооруженное поле фильтрации. Оборудование в весенний период переставало функционировать, поскольку при весеннем снеготаянии уровень грунтовых вод находился на отметке, близкой к дневной, в результате чего очищенные стоки просто не вытекали из емкостей очистных сооружений, тем самым блокируя их работу.

2. По прошествии некоторого времени застройщиком было принято решение об использовании скважины не только для технических целей, но и для хозяйственно-бытовых нужд. В результате этого решения скважина стала источником хозяйственно-питьевого водоснабжения. В соответствии с СанПиН 2.1.4.1110-02 «Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения» требуется организация трех поясов зоны санитарной охраны (далее — ЗСО) источника подземного водоснабжения. Поля фильтрации попали во второй пояс ЗСО, что недопустимо согласно п. 3.2.3.1 указанных СанПиН.

3. Очистные сооружения были запроектированы без блока обеззараживания. Решение не устанавливать блок обеззараживания было принято на основании опыта подрядчика по реализации аналогичных проектов, когда принимались решения о сбросе химически очищенных, но микробиологически необработанных стоков на поля фильтрации на территориях, где не планировался водозабор и отсутствовала возможность микробиологического загрязнения источников водоснабжения. Таким образом, не был учтен факт наличия скважины, ее планируемого использования для хозяйственно-питьевых целей и размещения полей фильтрации во втором поясе ЗСО, что является однозначным нарушением санитарно-эпидемиологического законодательства. Не было учтено и ситуационное размещение объекта вблизи дренажной канавы, которая имеет гидрологическую связь с водным объектом, являющимся резервным источником водоснабжения. Таким образом, были неверно определены место размещения очистных сооружений и их комплектация (отсутствие микробиологической очистки).

4. Поскольку во время весеннего подъема уровня грунтовых вод поле фильтрации не выполняло своей функции водоотведения, то в срочном порядке был организован отвод стоков с очистных сооружений в вышеупомянутую дренажную канаву. В итоге у предприятия появился источник сброса в водный объект. Для источников сброса в поверхностные водные объекты Водным кодексом Российской Федерации предусмотрены разработка нормативов допустимых сбросов (далее — НДС) и оформление разрешения на сброс [4]. Помимо того, что эти документы не были разработаны, их подготовка с технической точки зрения трудновыполнимая задача, поскольку она требует сбора данных как о водном объекте в месте сброса, так и о самом источнике сброса. Естественно, что ни гидрологические, ни гидрохимические наблюдения за дренажной канавой не проводились и запросить их в органах по мониторингу окружающей среды будет невозможно.

Таким образом, на сегодняшний день застройщик должен решить ряд непростых вопросов: заново отстроить очистные сооружения, провести дополнительные дорогостоящие гидрологические и гидрогеологические исследования, разработать проекты ЗСО источника питьевого водоснабжения — скважины и НДС либо отказаться от реконструкции и вернуться к первоначальному решению сбора стоков в кессоны с их последующей транспортировкой автотранспортом на городские очистные сооружения. Это, в свою очередь, отодвигает завершение сделки по продаже здания.

Из вышеописанного примера видно, что в данном случае было необходимо вложить немного денег и усилий для экологической оценки проектных решений на предпроектной стадии. Примечательно, что обращение в органы власти за разъяснениями — не панацея. Должностное лицо даст ответ строго на основании представленных материалов и в рамках той сферы законодательства, в которой он работает. Иными словами, эпидемиолог может не настаивать на изысканиях и проекте НДС, но потребует проект обоснования ЗСО, а эколог, напротив, потребует разработать проект НДС и оформить разрешение на сбросы. В этом свете роль грамотного эколога обретает явную прикладную ценность в нашем обществе.

Последнее, что хочется отметить в рамках настоящей статьи, — это то, что на международном уровне бизнеса существует тренд «зеленого» устойчивого развития и строительства. Этим курсом движутся успешные международные компании, такие как IKEA, Virgin, практически все мировые автомобилестроители и др., а также престижные архитектурные бюро (например, Adrian Smith + Gordon Gill Architecture).

В нашей стране пока не приходится говорить о «зеленом» бизнесе и «зеленом» строительстве как способствующих развитию направлениях. Действующее природоохранное законодательство является, скорее, не катализатором прогресса, а полосой препятствий, которую приходится преодолевать тем, кто планирует что-либо построить или производить. Но научиться использовать экологическую составляющую в проектах для повышения привлекательности и добавленной стоимости объекта — это задача обозримого будущего. Специалисты, занятые в разработке разделов ПМООС, могли бы активно подключиться к поиску способов использования «зеленого» подхода в строительстве, учитывая особенности российского законодательства.



[1]О процедуре сокращения санитарно-защитной зоны см.: Леонов А. Сокращение санитарно-защитной зоны // Справочник эколога. 2013. № 9. С. 43–51.

[2]Об особенностях разработки раздела ПМООС см.: Нечаева Л.А. Особенности экологического проектирования // Справочник эколога. 2013. № 7. С. 39–52.

[3]Подробнее об экологическом аудите см.:

Булгакова Л.М. Экологический аудит как инструмент управления экологическими рисками // Справочник эколога. 2013. № 2. С. 40–46;

Баян Е.М., Кугеева О.С. Основы экологического аудита // Справочник эколога. 2013. № 2. С. 91–96.

[4]О процедуре получения разрешения на сбросы см.: Алымова В. Разрешение на сброс с чистого листа // Справочник эколога. 2014. № 1. С. 59–66.

 

О.Б. Зайцев, директор ООО «ЭкологияРазвитияБизнеса»

Статья опубликована в журнале «Справочник эколога» № 2, 2014.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.