Электронная версия журнала

«Мусорный ветер»: к вопросу об утилизации ТБО методом сжигания

«Справочник эколога» №2 2013 / Обращение с отходами

В поисках оптимального метода утилизации твердых бытовых отходов (далее — ТБО) будет сломано еще немало копий и перьев. Окунувшись с головой в манящий неоновыми вывесками мир неумеренного потребления, россияне наконец-то поняли, что вопрос обращения с отходами в крупных городах стал серьезной проблемой. Но не похоже, что стороны, предлагающие выход из сложившейся ситуации, смогут когда-нибудь договориться. Ведь на деле никого не интересует истина, каждый пытается настоять на своем, оперируя искаженными фактами и нелепыми мифами. Особенно когда спор идет всего о двух вариантах: складировать мусор на полигонах или сжигать его. И все же, что такое мусоросжигательный завод (далее — МСЗ)? Средство очистки городского воздуха или причина болезней? Прибыльное предприятие или очередной способ разорить казну? Действенный способ переработки ТБО или тормоз на пути к энергоэффективной экономике? Попробуем ответить на эти вопросы объективно.

Не секрет, что наших предков вопрос обращения с отходами никогда особо не волновал. Приходившую в негодность утварь сжигали в печах или на открытых кострах, а все, что не сгорало, сваливали в ближайший овраг (на радость современным археологам). Далеко ли ушли от них сегодняшние потомки? Не думаю. Регулярно весной и осенью дачные поселки и частный сектор накрывает смогом от костров. А каких усилий стоило властям прекратить в городах дымящие субботники! Причем нет уверенности, что это удалось сделать во всех городах. Даже вполне реальная опасность лесных пожаров не останавливает людей от традиционного весеннего кострища.

В прошлом, конечно, мало что знали о канцерогенах и ресурсосбережении. Все нужное для жизни наши предки находили в лесу, а отходы складировали повсюду, но т.к. отходы были в основном органическими (т.е. разлагаемыми), то и загрязняли окружающую среду они недолго.

То, что гомо советикус, известный сейчас как «россиянин», не особо изменился с тех давних пор, видно на простом примере. Каждый год в Советском Союзе растаявший снег открывал совершенно чистые обочины дорог и лужайки парков. Ситуация изменилась, когда бумажку, в которую заворачивали пирожок, заменили на полиэтиленовый пакет, а на прилавки ворвались «сникерсы». И открылась страшная тайна: все эти модные упаковки чипсов, леденцов и жвачек, в отличие от бумаги, в биосреде практически не разлагаются, равно как и разовые чайные пакетики, стаканчики и вилочки, которыми засыпаны обочины наших автодорог.

А у кого из вас соседи не выбрасывают свой мусор с балкона или из форточки? Мои, например, выбрасывают, правда, не все. Некоторые выносят пакеты на улицу и бросают их у забора на полпути к контейнерной площадке. Третьи доносят мусор до контейнеров, но, если баки заполнены, никогда не пойдут к соседней, более крупной площадке, которая находится в минуте ходьбы от первой.

Это все я веду к тому, что нашим людям в большинстве своем все равно, что будет с их мусором. Для одних главное — просто выкинуть его из квартиры. Других волнует, чтобы свалок не было под окнами. Того, что их отходами где-то в лесу засыпается зеленая поляна, а маленькие свалки перевозятся и собираются в одну большую, они уже не видят. На полигоны обращают внимание только тогда, когда они становятся видны из тех же окон.

Но почему кто-то решил, что в тех частях страны, где вопрос земли не стоит так остро, как в Москве или Санкт-Петербурге, полигоны следует организовывать на непригодных к другому использованию пустырях? Ведь Россия не Австралия, где на 20 млн жителей приходится одна пустыня огромных размеров.

К сведению. Без вмешательства человека любой пустырь зарос бы травой и цветами, а все язвы в виде помоек давно бы самоизлечились, если бы мусор не был напичкан химикатами.

Многие политики постоянно повторяют, что российские леса заросли бурьяном. Вынужден их поправить: не бурьяном, а лесом. Молодым десятилетним лесом. Сравнивая Россию с той же Австралией, напомню, что сложность выбора подходящих мест для полигонов в нашей стране связана с главным (с чем многие сегодня согласны) ее ресурсом — водой. Большая часть непригодных к возделыванию земель — болота, т.е. водные резервуары. А ведь именно в таких заболоченных низинах и обнаруживается большая часть незаконных свалок!

Что говорить, капитализм дал народу огромный простор для творчества. Например, хит уже не одного сезона, предмет гордости российской инженерной мысли — экономные чудо-печи, эффективные за счет тления топлива. Вопрос о том, что делать с массово выделяющимися при этом в атмосферу продуктами неполного сгорания, никто даже не пытается задать — все радуются и дрова экономят.

Тот, кто думает, что этим промышляют люди в глухих деревнях, сильно ошибается. Перегонкой березовых чурок в бенз(а)пирен занимаются именно городские жители. И если бы только жители: сегодня любой автосервис может отрезать себя от линии ТЭЦ и поставить пару-тройку таких «ядо-печей».

Другой пример: легковой автомобиль — это, по сути, МСЗ в миниатюре. Не важно, какой он марки. Мотор любого автомобиля — это маленькая печка, сжигающая нефтепродукты. И что же, наши люди хранят машины в гаражах или на специальных стоянках вдали от жилых домов? Нет. Сегодня даже те, у кого есть гараж, паркуются под окнами дома, ведь комфорт (а вернее — лень) превыше всего.

Если посмотреть сверху на наши города, мы увидим лишь острова многоэтажек в разноцветном море машин. Все детские площадки зажаты автомобилями. Машин становится все больше, дома строятся все выше… Одна большая московская пробка — это уже практически целый МСЗ.

И вот посмотрит какой-нибудь чистосердечный начальник на нас, детей каменных джунглей, и скажет: «Я для этих ″поросят″ еще и мусор должен на Луну отправлять?! Да они даже МСЗ без фильтров не заметят!» Как следствие, всеобъемлющим становится принцип «хуже не будет».

Тем не менее, с особенностями российского менталитета придется иметь дело еще долго. А это значит, что значительная доля мусора будет собираться в несортированном виде, а следовательно, не сможет перерабатываться. Чем не довод в пользу строительства МСЗ? Контролируемое сжигание отходов в печах при постоянной температуре и с очистными сооружениями гораздо привлекательнее других «исторических» способов, описанных выше. Да и площади под полигоны требуется гораздо меньше: закопал золу поглубже, разбил сквер, а там — беседки, лавочки, домино...

Определенная логика в этом есть, только принципиальной разницы между закапыванием шлака и закапыванием ТБО без термической обработки нет. Отходы можно покрошить, спрессовать, земли для этого потребуется в 2–3 раза больше, зато не нужны будут капиталовложения в завод. С экологической точки зрения не важно, в какой форме будут закапываться токсичные отходы. Главное, чтобы гидрозамки были выполнены на совесть. И тогда не важно, будет ли, например, ртутьсодержащая лампа разбита пресс-плитой мусоровоза или расплавлена в печи МСЗ: атомы ртути, окруженные пакетами и бумажками или частицами извести и пепла, будут одинаково «крепко спать» и под газоном, и под фундаментом промышленного объекта, возведенного на полигоне в процессе его рекультивации. По крайней мере до той поры, пока этот «могильник» не накроет волна цунами или не найдут черные копатели. В последнем случае сжигание выглядит предпочтительнее: в ядовитом шламе, предварительно просеянном с применением электромагнита, искать им будет нечего. Механическое засорение почвы якобы неопасными отходами, конечно, сохраняется, но это же, по идее, относится и к асфальтовым дорогам и бетонным зданиям.

Не будем лукавить: вся человеческая деятельность, по сути, разрушает первозданный облик нашей планеты и уничтожает живую и неживую природу. Но мы ведь не о рудниках с плотинами речь ведем, да и, что скрывать, не забота об окружающей среде нас гложет. Беспокоимся мы лишь о здоровье и благополучии собственного вида, намеренно повторяя: «Защитим нашу экологию!»

В общем, многие согласны с тем, что открыто сваливать мусор на поляны, где он становится прикормом для животных, очагом размножения паразитов и бактерий и, кроме того, губит естественную растительность и портит внешний вид территорий, не есть хорошо. Далее мнения расходятся: следуя своим деловым интересам, одни отдают предпочтение сортировочной линии, другие — МСЗ. Причем в качестве доводов в пользу той или иной точки зрения приводятся примеры из стран, с которыми у нас нет ничего общего.

Обратите внимание. «Проспав» 70 лет в советском строе и не зная, что такое гора товаров и, соответственно, гора мусора, мы имеем уникальную возможность не повторять чужих ошибок и эффективно планировать переработку мусора, влияя в первую очередь на производство товаров. То есть еще до того, как товар превратится в мусор, разрабатывать методы его дальнейшей утилизации или повторного использования. Именно это и является главной задачей, которую решают все развитые страны.

Остальные процессы обращения с отходами, такие как сбор, транспортировка, сортировка, переработка, компостирование, сжигание, являются побочными, непринципиальными вопросами. Однако большинство людей основное внимание уделяют именно им, поэтому и занимаются подсчетом МСЗ и полигонов на душу населения. Иногда доходит до смешного. Одни гордятся тем, что у них на линиях сортировки работники, вдыхая тошнотворные запахи мусора, умудряются отделять каждую газету от очисток. В итоге появляется миф о том, что любой мусор можно переработать — и он исчезнет. Другие так нахваливают свои абсолютно безопасные МСЗ, что, наслушавшись их доводов, многие начинают верить, что МСЗ — это настоящий аннигилятор, почище адронного коллайдера, который расщепляет весь мусор до атома, а то и до бозона Хиггса! Как следствие — миф о том, что сжечь можно все.

Будучи обычным журналистом, а не ученым, бизнесменом или политиком, и не разбираясь в этих вопросах, я все же попытаюсь методами элементарной логики рассудить непримиримых спорщиков. Для примера возьму, как мне кажется, наиболее близкую нам по размерам, нравам и неуемному аппетиту страну — США. Не в пример нам, только недавно начавшим скупать все, что лежит на полках супермаркетов, в США на этом давно собаку съели и ТБО производят в огромных размерах.

Кстати. Один только Нью-Йорк выбрасывает в год до 8 млн т мусора. Всего по стране собирается 230–250 млн т. Если бы общий уровень нашей жизни соответствовал американскому, нам бы пришлось управляться с массой отходов примерно в 100 млн т, пока же это «только» 35–40 млн т. 

Что происходит с мусором в США? Примерно 30 % отправляется в повторную переработку, 15 % сжигается в инсинераторах (причем далеко не каждый из них вырабатывает электричество), 55 % подвергается захоронению на полигонах. В США представители Партии зеленых не так агрессивны, как в Европе. Обращение же с отходами регулируется механизмами рынка — по принципу «работает то, что выгодно».

Так, один этот пример развенчивает оба вышеуказанных мифа. В Америке вообще в последнее время мода на «зеленую энергию», и хотя деньги там считать умеют, уже и угольные ТЭС не в чести. Бытовой же мусор признать чистым топливом сложно даже при удалении из него пластиков. Самые чистые виды топлива — это природный газ и древесина. ТБО же по данному показателю где-то между бурым углем и торфом, и это в лучшем случае. Сжигается мусор преимущественно в тех местах, где существует проблема свободной земли под полигоны, т.е. в густонаселенных областях. Это подтверждает и процент сжигаемого мусора по странам: в США он небольшой, в Европе — средний, максимальный — в Японии. Но чтобы понять, в каких условиях живут японцы, нужно представить, что все население России проживает в Республике Коми. Вот если бы у нас тогда на всю страну было 10 МСЗ, тогда можно было бы говорить об их недостатке, а так…

МСЗ у нас порой преподносятся как некий научно-технический прорыв, который весь мир, в отличие от нас, давно взял на вооружение. В то время как МСЗ за рубежом применяют в ряде конкретных случаев как меньшее из зол и с большими оговорками. Да, бережливые шведы сжигают ТБО для производства электроэнергии, но на внешнем рынке они (для справки) продают не сырье, а автомобили. И ТБО от этого не превращаются в ценный энергетический ресурс, торгуемый на биржах.

Отходов на полигонах нашей страны накоплено немало: казалось бы, приезжай на полигон, ставь завод, сжигай мусор, фильтруй дым, торгуй горячей водой и металлом, пепел и отработанные реагенты закапывай тут же, рекультивируй площадь, продавай под склад боеприпасов, переезжай с заводом на другой полигон. Да только невыгодно это. Невыгодно по той простой причине, что за мусор, сваленный на полигоне, жители уже заплатили. Именно эта плата и привлекает «предпринимателей» XXI века, когда они берутся за решение проблемы с мусором. В принципе, все просто. К вам приходят и говорят: «Есть следующие варианты избавления от мусора: будем сжигать его в МСЗ под окнами за 50 руб. с квартиры или вывозить на дальний кордон за 200 руб.!» Вот она, суровая действительность. Остальное: экология, эстетика, дезинфекция, энергетика — уже второстепенные вопросы.

Любой МСЗ, как и угольная или атомная ТЭС, целлюлозно-бумажный комбинат и сталелитейный комплекс, — потенциально опасное производство. Гарантия низкого ущерба природе (отнюдь не пользы!) обеспечивается лишь при строгом соблюдении технологии. Я, в принципе, не против, что полигон открытого типа, куда сегодня свозят мусор, заменит современное предприятие с очистными сооружениями. И я даже не хочу вникать в тонкости всех технологий, но меня (как, думаю, и еще очень многих людей) волнует вопрос, будут ли соблюдаться эти технологии.

Вот что изо дня в день наблюдает практически каждый житель России. Выбрасывать автомобильные покрышки запрещено, существует специальный завод по их переработке. Но, чтобы не платить за утилизацию шин, на автобазе их собирают в большую кучу и сжигают у всех на виду. Дым от такого «пионерского костра» виден на несколько километров, но разве это что-то меняет?

Наследие советского прошлого — старый короотвал — горит каждое лето, а хозяев у него нет (в связке с целлюлозно-бумажным комбинатом его приватизировать не стали), поэтому спросить не с кого. Ради легкой наживы мусор не довозят до полигонов, а сваливают в ближайшем лесу. А зимой уличный снег с солью и грязью свозят на берег реки.

Когда же эти «борцы за экологию» займутся МСЗ, подозреваю, что они не только на фильтрах начнут экономить. Вполне вероятно, что под видом склада-отстойника для МСЗ они насобирают огромное количество отходов и вместо мусора исчезнут сами. Нам же останется та же свалка под открытым небом, только не в лесу, а под окнами.

И тем больше в этом уверенности, чем внимательнее изучаешь в Интернете рекламы инсинераторов: и дым из трубы безвреден, и кирпичи из золы экологически чисты. Понятно, что не нахвалишь — не продашь. Однако во многих рекламах на самом видном месте написано, что в России накоплено 80 млрд т мусора, а за год образуется 30 млн т бытовых и еще 120 млн т промышленных отходов. Складывается впечатление, что эти цифры копируются из одной рекламы в другую. Чем больше цифра, тем более гнетущее впечатление она производит, а значит, выше вероятность, что установка будет куплена. Но почему никто не догадался просто разделить эти 80 млрд т на ежегодные 150 млн т? Ведь получается, что мы копили мусор целых 533 года. А если учесть, что в течение этого времени численность населения страны была гораздо меньше, да и заводы существовали не всегда (следовательно, количество образующихся за год отходов было намного меньше указанного), то этот период в 533 года может быть многократно увеличен!

Какое можно составить впечатление о специалистах, которые встречают потенциального покупателя таким небрежным отношением к цифрам? А как можно умудриться в слове «силикагель», которым предполагается адсорбировать вредные вещества в дымовых газах, сделать сразу две ошибки? Скажете, мелочь? Однако, когда доктор начнет выписывать вам рецепты с ошибками, мелочью это уже не будет.

У меня, например, люди, обещающие избавить страну от несуществующей горы мусора размером с Эльбрус и явно недооценивающие опасность распространенной химической реакции под названием «окисление», доверия, мягко говоря, не вызывают.

Ожидаю, что мне кто-нибудь возразит, мол, раз что-то не нравится — сделай сам. Я не пытаюсь препятствовать вашему бизнесу. Я просто не считаю, что вопрос сжигания ТБО и строительства для этого МСЗ должен обсуждаться на федеральном уровне. Это вопрос местного самоуправления: страна большая, мусорят везде одинаково, только условия разные. Где это выгодно — пусть мусор перерабатывают, где нет — депонируют, а где-то пусть пристраивают МСЗ к местной ТЭЦ. Но пусть решение принимают сами люди!

По правде говоря, у каждого вида отходов должен быть свой оптимальный способ утилизации, но это предмет для отдельного разговора. А пока, завершая этот, хочу обратить внимание еще на один вопрос. Он, впрочем, уже обсуждался и на высшем уровне, однако в настоящее время слабо реализуется. Речь идет об активизации производства пищевых пакетов, упаковки и одноразовой посуды на основе биоразлагаемых пластиков и об обязательной замене ими полимерных на основе нефти. Ведь нам, грязнулям, так трудно урны искать, что фантики сами из карманов выпадывают!

P.S. А если 80 млрд т при плотности ТБО 1:5 разместить на земле тонким слоем, то он накроет все ту же Республику Коми или почти всю часть современной России, которая когда-то входила в Киевскую Русь. Но если вы живете именно там и вас еще не накрыло, мусорьте спокойно — впереди лет пятьсот еще есть…

 

И. Варывдин, журналист

Статья опубликована в журнале «Справочник эколога» № 2, 2013.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.