Электронная версия журнала

Биогаз: трансфер технологий

«Справочник эколога» №1 2013 / Инновации в экологии

В начале 2012 г. в Белгородской области была запущена первая промышленная установка по производству биогаза мощностью 0,5 МВт. На данный момент станция «Байцуры», работающая на биогазе и подающая электрический ток в общую сеть (далее — БГС «Байцуры»), продолжает принимать высоких гостей. Какова финансово-экономическая модель, которая позволила создать подобный объект в России? Что необходимо для успешной эксплуатации и тиражирования проекта?

Белгородская область — крупнейший регион по производству свинины и мяса птицы. Примечательно, что производство свинины в ближайшие годы будет увеличено с 430 тыс. т до 600–650 тыс. т. Не секрет, что данное производство имеет сопутствующие отходы, актуальность переработки которых назрела уже давно. Возможно, именно поэтому три года назад руководство области и предложило ОАО «Региональный Центр Биотехнологий» (далее — «РЦБ») рассмотреть возможность реализации биогазового проекта с целью апробации европейских технологий и создания бизнес-модели строительства и эксплуатации подобных объектов в России.

ЧИСТО ПОЛЕ

Итак, с чего необходимо начать? Прежде всего, должен быть выполнен анализ существующих технологий с привязкой к конкретному свиноводческому комплексу и его технологическому циклу производства отходов. После этого необходимо разработать инженерно-техническое решение. 

Например, в основе технического решения БГС «Байцуры» (рис. 1) лежали немецкие технологии, которые были переложены на российские правила подготовки проектно-сметной документации.

 

 

Здесь первый нюанс. Опыта реализации промышленных проектов строительства и эксплуатации биогазовых установок в современной России на данный момент очень мало.

На начальном этапе предприятиям придется столкнуться с проблемами подготовки проектно-сметной документации: все ГОСТы, СНиПы, нормативные документы, регулирующие данное производство, устарели или их вообще не существует. Многие сомневаются, как квалифицировать такое производство: является ли оно опасным или не является, подлежит лицензированию или нет. Адекватного отклика по цене и качеству с рынка проектировщиков получить невозможно. Поэтому предприятия должны будут приложить немало усилий, чтобы понять полный цикл этих работ и выполнять их самостоятельно.

«…ИЗ ТОГО, ЧТО БЫЛО»

Предпроектный период длится около полутора лет, включая анализ технологии, подготовку контрактной схемы проекта, разработку финансово-экономической модели.

Следующий этап — строительство. Немецкие технологии, которые были применены при конструировании биогазовой установки в Белгородской области (рис. 2), соответствуют российским реалиям лишь частично, особенно это касается температурных режимов и качества субстрата на входе.

 

Например, в европейских технологиях производства свинины доля сухого вещества в навозе стабильно составляет не менее 5 %, что является минимально допустимой величиной для обеспечения работы биогазовой технологии. В существующих же российских свинокомплексах она, как правило, не превышает 2–3 %. 

Собственник не всегда готов что-то менять, чтобы обеспечить долю сухого вещества, необходимую на входе для того, чтобы получить заданный КПД по выработке газа. Поэтому новое производство придется увязывать с наличием старых мощностей, исходить из того, что есть. Этот пример не единственный.

ОСНОВА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ

При принятии решения о реализации проекта и подготовке технологической схемы главное — решить, что вы хотите получить от проекта. Какой вид продукции позволит добиться скорейшей окупаемости инвестиций?

Биогазовая станция, на наш взгляд, имеет четыре статьи выручки, которые должны сформировать окупаемость проекта:

– электроэнергия;

– тепло (с точки зрения логистики инфраструктурный объект должен находиться в привязке к существующему производству, для того чтобы тепло шло на его нужды);

– органические удобрения, практика оборота которых пока не сформирована;

– услуга по обезвреживанию отходов III и IV классов опасности.

Проект можно реализовать на балансе обособленного юридического лица вне прямой зависимости от себестоимости какой-либо аграрной продукции (так сделал «РЦБ»). Есть и другой вариант: когда все капитальные издержки ложатся на себестоимость килограмма мяса, если такой проект реализуется на базе свинокомплекса и является его структурным элементом.

Далее необходимо определить, какая из статей выручки является наиболее перспективной

Например, «РЦБ» выбрал электроэнергию, поэтому была сделана ставка на получение максимального КПД по газу и электричеству с заданного объема свиностоков. Проект получился более дорогим, поскольку стояла задача сгенерировать наибольший объем электроэнергии. 

Можно сделать дешевле, но выход газа и электроэнергии будет меньший. При этом основным продуктом должны стать удобрения и плата за утилизацию навоза.

Нельзя не отметить, что российское законодательство в сфере альтернативной энергетики не сформировано пока в полном объеме. Существуют нормы Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (в ред. от 29.06.2012), который содержит общие правила, применимые к реализации электроэнергетики. Однако вопрос тарифов в сфере возобновляемых источников энергии (применительно к предмету настоящей статьи мы имеем в виду розничный рынок электроэнергии) остается открытым в силу отсутствия соответствующей федеральной методики. Также, на наш взгляд, не отработана процедура квалификации для получения права называться предприятием возобновляемой энергетики и получать специальный тариф.

ОТКУДА БЕРЕТСЯ ОКУПАЕМОСТЬ?

Реализация подобных проектов может рассматриваться отчасти как социальный заказ, поскольку бенефициаром является население, проживающее на определенной территории (если говорить о БГС «Байцуры» то в данном случае бенефициаром будет являться население Белгородской области), поэтому снижение экологической нагрузки и рекультивация земель в конце концов должны стать объектом интереса для существующих хозяйств и администрации.

За счет внесения органических удобрений, получаемых на биогазовой станции, такие проекты позволяют создать спрос на продукты более высокого качества и уровня цены под маркой «Био». Этот рынок уже достаточно хорошо развит в Европе.

У сельхозпроизводителя должен быть стимул для перехода на новые удобрения, для чего необходимо проведение широких производственных испытаний. Стоимость 1 т коровьего навоза составляет 500 руб. 

Например, в Удмуртии ООО «РосПочва» производит на небольшой биоэнергетической установке органическое удобрение на основе навоза крупного рогатого скота по оптовой цене — 18 тыс. руб/т. 

Но это цена предложения. Удобрения пока востребованы в мелкой рознице. На БГС «Байцуры» объемы получаемых удобрений другие. Необходимо проведение полевых испытаний эффективности использования органических удобрений по сравнению с минеральными под конкретную культуру. Также следует определить, есть ли спрос на конечный органический продукт. От этого зависит актуальность вложения инвестиций.

Если ставка сделана на энергетику, необходимо понимать, каков будет справедливый тариф, какова его предельная величина, и определить методику расчетов. Тогда можно планировать окупаемость по заданным финансовым параметрам. Европейский опыт показывает, что вопрос может быть проработан еще глубже: в зависимости от технологического решения варьируется величина тарифа. Мы пока к этому не готовы: на сегодняшний день нет возможности разобраться в том, какая технология лучше, из-за отсутствия достаточной практики.

Что касается оказания возмездной услуги по утилизации отходов III и IV классов опасности, то здесь имеется нормативная база (например, за размещение 1 т отхода III класса установлена плата 497 руб.). Однако администрирование и сбор этих платежей, на наш взгляд, ведутся не всегда в полном объеме, поскольку текущий приоритет закреплен за себестоимостью производства свинины и мяса птицы, чтобы конкурировать с предложением внешнего рынка. Указанная себестоимость не всегда содержит адекватную экологическую составляющую.

ГДЕ ВЗЯТЬ ДЕНЬГИ?

На примере конкретного строительства «РЦБ» ставил своей целью сформировать финансовую, юридическую и управленческую модель подобных проектов. Это определенные капитальные вложения, на них должен появиться заказчик, они должны окупиться.

У аграриев свободных денег нет. Инвестиции, которые необходимо вложить в проект, достаточно велики, чтобы осуществлять их полностью за собственный счет. Для энергетиков, которые также могут выступать в роли заказчиков, подобные проекты не очень привлекательны. Если единственная поставленная задача — это энергоснабжение нового сельскохозяйственного предприятия, большая энергетика в этом отношении гораздо более эффективна, поскольку у новых сельхозпроизводств возникают вопросы резервирования энергии, надежности технологического цикла и т.д. К тому же зимой при нарушении необходимого микробиологического цикла может понадобиться подключение свинокомплекса к сети, поэтому так или иначе приходится выполнять условия о присоединении к электрической сети и/или газопроводам. Кроме того, биогаз не есть прямая замена природного газа, поскольку последний дешевле и содержание метана в нем достигает 98 %.

В то же время у проектов есть потенциал выхода на самоокупаемость, поэтому необходимо создать такие условия, которые позволили бы за счет денег, имеющихся на рынке, построить станцию и окупить затраты.

Возьмем, например, следующий расчет: 10 лет и ставка 14 %. Если вся экономика по строительству и эксплуатации укладывается в указанные параметры денежного предложения, тогда можно говорить, что некая модель создана и ее можно тиражировать.

К сведению. Проект БГС «Байцуры» создавался без прямых финансовых вливаний со стороны государства. Было заключено соглашение с правительством Белгородской области на строительство объектов суммарной мощностью 10 МВт. Собственных денег на это нет, но есть проект, который показывает формирование выручки, работоспособность технологии, может служить залоговой базой для привлечения долгового финансирования с целью тиражирования.

БУДУЩЕЕ ПРОЕКТОВ

В 2011 г. «Российское энергетическое агентство» (РЭА) стало основной площадкой компетентного обсуждения вопросов возобновляемой энергетики. Помимо популяризации данной темы РЭА удается отрабатывать отдельные механизмы, которые уже включены в ряд нормативных актов по линии энергетики. Заметно возросло количество конференций в этой отрасли и специалистов, занимающихся вопросами альтернативного энергоснабжения. Формируется профессиональное сообщество экспертов, появилась технологическая практика, началась корректировка нормативной базы. Еще недавно финансовые институты не хотели и слышать слово «биогаз» — сегодня же обсуждаются реальные финансовые модели и условия финансирования.

С точки зрения энергетики, на наш взгляд, биогаз в России не представляет особого интереса. Однако если поставлена комплексная задача улучшения экологической составляющей района, совершенствования технологического цикла в сельском хозяйстве, создания продукции с высокой добавленной стоимостью и локального энергоснабжения отдельных территорий, такие проекты имеют хорошую перспективу.

Обратите внимание. В Основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2020 года, утвержденных Распоряжением Правительства РФ от 08.01.2009 № 1-р, установлен следующий целевой показатель объема производства и потребления электрической энергии с использованием возобновляемых источников энергии на период до 2020 г. — 4,5 %. По факту нет и одного процента. В тарифных механизмах должна быть предусмотрена составляющая, которая позволит достичь этого целевого показателя. Однако вопрос и по сей день остается открытым.

ВЫВОДЫ

От идеи до ввода БГС «Байцуры» в эксплуатацию прошло три года (в Европе на это ушло бы 1,5 года), но в компании довольны результатами и смотрят в будущее с оптимизмом: такие проекты нужны. В 2012 г. в «РЦБ» обратилось порядка 30 потенциальных заказчиков, которые интересовались технологической и инвестиционной стоимостью проектов. Вывод следующий: установки мощностью менее 0,5 МВт в России строить не стоит, это никогда себя не окупит. Строительство собственной биогазовой установки мощностью 0,5 МВт имеет смысл рассматривать при наличии 16–20 тыс. свиней или 1200 молочных коров.

Специалистам компании часто приходится опровергать некорректные расчеты посредников, которые обещают построить биогазовую станцию мощностью 1 МВт за 100 млн руб., что весьма далеко от истины. Только европейская энергетическая установка с такой мощностью будет стоить около 800 тыс. евро без участия дилеров, а ведь есть еще и общестроительная часть. К тому же следует учесть, что подобное производство является опасным и требует лицензирования. Адаптация технологии с точки зрения исполнительной документации, согласования и отсутствия проблем при эксплуатации — вопрос важный, а опыт легализации в России подобных решений пока мизерный. Поэтому выбирать следует тех поставщиков, которые имеют реальный опыт реализации проектов в России, в противном случае удорожание объекта относительно заявленной цены может быть двукратным.

 

Е. Чайкина, заместитель генерального директора по связям с общественностью ОАО «РЦБ»

Статья опубликована в журнале «Справочник эколога» № 1, 2013.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.