Электронная версия журнала

РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О КОНСТИТУЦИОННОСТИ НОРМ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

«Кадровые решения» №6 2006 / Практика применения трудового законодательства

Новая страница 3

Часть 1 ст. 261 ТК РФ, запрещающая увольнение по инициативе работодателя беременных женщин (кроме случаев ликвидации организации), относится к числу специальных норм, предоставляющих беременным женщинам повышенные гарантии по сравнению с другими нормами ТК РФ, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора.

(Определение Конституционного Суда РФ от 4 ноября 2004 г. № 342-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Красноярска о проверке конституционности части первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации»)

 

Позиция заявителя

Советский районный суд г. Красноярска обратился в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности ч. 1 ст. 261 ТК РФ.

Данной статьей установлено, что расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации.

Как следует из материалов запроса, районным судом было принято к производству дело по иску гражданки Т. о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. В ходе рассмотрения дела суд установил, что истица, будучи беременной, отсутствовала на работе в течение 5 дней без предоставления работодателю больничного листа (или медицинского заключения об освобождении от работы) и вследствие этого была уволена за прогул.

По мнению суда, положения ч. 1 ст. 261 ТК РФ, как не допускающие расторжения трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, совершившими однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, несоразмерно ограничивают права работодателей и не соответствуют ч. 1 и 2 ст. 8, 19; ч. 2 ст. 35; ч. 1 ст. 37; ч. 1 ст. 41; ч. 1 ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.      

 

Позиция Конституционного Суда Российской Федерации

Конституционный Суд РФ, рассмотрев материалы данного запроса, установил, что норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 261 ТК РФ не может рассматриваться как устанавливающая несоразмерное ограничение прав работодателей, гарантированных ч. 1 ст. 34  и ч. 1 и 2 ст. 35 Конституции РФ.

При этом Суд указал следующее. Конституция РФ в ст. 8 гарантирует свободу экономической деятельности, поддержку конкуренции, признание и защиту равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности в качестве основ конституционного строя Российской Федерации. По мнению Суда, приведенное положение предполагает наличие у работодателя правомочий, позволяющих ему в целях осуществления экономической деятельности и управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала).

Поэтому законодатель, предусматривая в соответствии с требованиями ст. 37 Конституции РФ гарантии трудовых прав работников, в том числе направленные против возможного произвольного увольнения, не вправе устанавливать такие ограничения правомочий работодателя, которые могут привести к искажению самого существа свободы экономической деятельности. Кроме того, ст. 55 Конституции РФ устанавливает, что защита прав и свобод одних не должна приводить к отрицанию или умалению прав и свобод других, а возможные ограничения посредством федерального закона должны преследовать конституционно значимые цели и быть соразмерными.

Конституционный Суд РФ обратил внимание на сформированную ранее правовую позицию суда по вопросу, касающемуся установления законодательных ограничений при увольнении с работы по инициативе работодателя определенных категорий работников, в частности, работников, имеющих детей-инвалидов и работников, входящих в состав профсоюзных органов (постановление от 24 января 2002 г. по делу о проверке конституционности положений ст. 170 и 235 КЗоТ РФ и ст. 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», определение от 4 декабря 2003 г. по запросу  Первомайского районного суда г. Пензы о проверке конституционности ч. 1 ст. 374 ТК РФ).

В правовой позиции, выраженной в указанных решениях Конституционного Суда РФ, было указано следующее. Положения ст. 37 Конституции РФ, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя посредством согласования воль устанавливать его условия и решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, вместе с тем выступают в качестве конституционно-правовой меры этой свободы, границы которой стороны не вправе нарушать. Поэтому, заключая трудовой договор, работодатель обязан обеспечить работнику условия труда в соответствии с указанными требованиями Конституции РФ, а работник — лично выполнять определенную соглашением трудовую функцию, соблюдая действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Согласно ч. 2 ст. 7 Конституции РФ в России обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства.  Материнство и детство, семья находятся под защитой государства (ч. 1 ст. 38). Исходя из данных конституционных положений законодатель вправе, в том числе посредством закрепления соответствующих мер социальной защиты, предусмотреть определенные гарантии и льготы для тех работников с семейными обязанностями, которые в силу указанного обстоятельства не могут в полном объеме наравне с другими выполнять предписанные общими нормами обязанности в трудовых отношениях.

Часть 1 ст. 261 ТК РФ, запрещающая увольнение по инициативе работодателя беременных женщин (кроме случаев ликвидации организации), как раз и относится к числу таких гарантий по сравнению с другими нормами ТК РФ, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии с ч. 2 ст. 7 и ч. 1 ст. 38 Конституции РФ.

Эта льгота предоставляется законодателем беременным женщинам как нуждающимся в особой социальной защищенности в сфере труда, с тем чтобы, с одной стороны, предотвратить возможные дискриминационные действия недобросовестных работодателей, стремящихся избежать в дальнейшем необходимости предоставления им отпусков по беременности и родам, отпусков по уходу за ребенком, иных предусмотренных законодательством гарантий и льгот с материнством (гл. 41 ТК РФ), а с другой — в силу того, что даже при наличии запрета отказывать в заключении трудового договора по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (ч. 4 ст. 64 ТК РФ), поиск работы для беременной женщины чрезвычайно затруднителен.

Вместе с тем в отличие от действия льгот, предоставляемых при расторжении трудового договора по инициативе работодателя иным категориям работников с семейными обязанностями (ч. 3 ст. 261 ТК РФ), действие запрета на увольнение беременной женщины с работы по инициативе работодателя существенно ограниченно по времени. Кроме того, ст. 192 ТК РФ предусмотрены иные — помимо увольнения с работы — дисциплинарные взыскания, которые работодатель, реализуя свою компетенцию по принятию кадровых решений, вправе применить к беременной женщине в случае совершения ею дисциплинарного проступка. В данном случае речь идет о  таких взысканиях, как замечание и выговор.

Таким образом, по мнению Конституционного Суда РФ, норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 261 ТК РФ не устанавливает несоразмерное ограничение прав работодателей, гарантированных ст. 34 и 35 Конституции РФ.

 

Расторжение трудового договора с руководителем организации на основании п. 2 ст. 278 ТК РФ не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты ему справедливой компенсации.

(Постановление Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда г. Ставрополя и жалобами ряда граждан»)

 

Позиция заявителей

Волховский городской суд Ленинградской области и Октябрьский районный суд г. Ставрополя обратились в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности п. 2 ст. 278 и ст. 279 ТК РФ. Аналогичное требование содержалось в жалобах ряда граждан, уволенных на основании данных статей ТК РФ.

Пунктом 2 ст. 278 ТК РФ установлено, что трудовой договор с руководителем может быть расторгнут в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора.

Согласно ст. 279 ТК РФ в случае расторжения трудового договора с руководителем организации до истечения срока его действия по решению уполномоченного органа юридического лица либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица (органа) при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя, ему выплачивается компенсация за досрочное расторжение с ним трудового договора в размере, определяемом трудовым договором.

Как следует из материалов запросов судов и жалоб граждан,  руководители организаций различных по организационно-правовой форме были уволены по решению собственника без указания мотивов досрочного расторжения трудового договора с выплатой или без выплаты компенсации.

По мнению заявителей-граждан, предоставление собственнику имущества организации полной свободы усмотрения при решении вопроса об увольнении ее руководителя является недопустимым ограничением гарантированных Конституцией РФ свободы труда, права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, права на защиту от безработицы. Данные нормы ТК РФ, позволяющие прекращать трудовые отношения с руководителем организации без указания конкретных мотивов такого решения, носят дискриминационный характер, лишают этих лиц гарантий защиты от произвола со стороны работодателя, ставят их в неравное по сравнению с другими наемными работниками положение, в том числе перед судом, лишая их возможности оспаривать обоснованность увольнения, чем неправомерно ограничивается и право данной категории работников на судебную защиту.

 

Позиция Конституционного Суда РФ

Рассматривая материалы данного дела, Конституционный Суд РФ акцентировал внимание на следующих важных положениях.

1. Об особенностях правового статуса руководителей организации. Правовой статус руководителя организации (права, обязанности, ответственность) значительно отличается от статуса иных работников, что обусловлено спецификой его трудовой деятельности, местом и ролью в механизме управления организацией. Руководитель организации в соответствии со ст. 273 ТК РФ и п. 1 ст. 53 ГК РФ осуществляет руководство организации, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа, совершает от имени организации юридически значимые действия. В силу заключенного трудового договора руководитель организации в установленном порядке реализует права и обязанности юридического лица как участника гражданского оборота, в том числе полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, а также права и обязанности работодателя в трудовых и иных, непосредственно связанных с трудовыми, отношениях с работниками, организует управление производственным процессом и совместным трудом.

Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ руководитель организации, выступая от имени организации, должен действовать в ее интересах добросовестно и разумно. От качества работы руководителя во многом зависят соответствие результатов деятельности организации целям, ради достижения которых она создавалась, сохранность ее имущества. Кроме того, полномочия по управлению имуществом, которыми наделяется руководитель, и предъявленные к нему в связи с этим требования предполагают в качестве одного из необходимых условий успешного сотрудничества собственника с лицом, управляющим его имуществом, наличие доверительности в отношениях между ними.

Поэтому, по мнению Конституционного Суда РФ, законодатель вправе предусматривать особые правила расторжения с ним трудового договора, что не может расцениваться как нарушение права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию либо как нарушение гарантированного ст. 19 Конституции РФ равенства всех перед законом и судом и равенства прав и свобод человека и гражданина.

2. Об отсутствии законодательных оснований указания мотивов расторжения трудового договора с руководителем организации по п. 2 ст. 278 ТК РФ. Исходя из содержания п. 2 ст. 278 ТК РФ в его взаимосвязи со ст. 81 и пп. 1 и 3 ст. 278 ТК РФ, при расторжении трудового договора с руководителем организации по решению собственника не требуется указывать те или иные конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения трудового договора. Это означает, что законодатель не рассматривает расторжение трудового договора по данному основанию в качестве меры юридической ответственности исходя из следующего. Увольнение в этом случае не вызвано противоправным поведением руководителя — в отличие от расторжения трудового договора с руководителем организации по основаниям, связанным с совершением им виновных действий (бездействием). Увольнение за совершение виновных действий (бездействия) не может осуществляться без указания конкретных фактов, свидетельствующих о неправомерном поведении руководителя, его вине, без соблюдения установленного законом порядка применения данной меры ответственности, что в случае возникновения спора подлежит судебной проверке.

Введение же рассматриваемого основания расторжения трудового договора с руководителем организации обусловлено возможностью возникновения, например, следующих обстоятельств: изменение положения собственника имущества организации как участника гражданских правоотношений по причинам, установить исчерпывающий перечень которых заранее невозможно либо со сменой стратегии развития бизнеса либо в целях повышения эффективности управления организацией.

Таким образом, закрепление в п. 2 ст. 278 ТК РФ правомочия собственника расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, который осуществляет управление его имуществом, не обосновывая при этом необходимость принятия такого решения, направлено на реализацию и защиту прав собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, в том числе определять способы управления им единолично или совместно с другими лицами, свободно использовать свое имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, т.е. установлено законодателем в конституционно значимых целях.

3. О выплате компенсации руководителю организации при досрочном расторжении трудового договора. В качестве правовой гарантии защиты прав руководителя организации ст. 279 ТК РФ предусмотрена выплата компенсации за досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации в размере, определяемом трудовым договором. Как указал Конституционный Суд РФ, по смыслу положений данной статьи во взаимосвязи с положениями  ст. 278 ТК РФ, выплата компенсации — необходимое условие досрочного расторжения трудового договора с руководителем организации в указанном случае. Законодатель не устанавливает конкретный размер компенсации и не ограничивает ее каким-либо пределом — размер компенсации определяется трудовым договором, т.е. соглашением сторон. Исходя из целевого назначения этой выплаты, размер компенсации может определяться с учетом времени, остающегося до истечения срока действия трудового договора, дополнительных расходов, которые руководитель организации, возможно, будет вынужден понести в результате досрочного прекращения договора.

Кроме того, досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации без указания мотивов такого решения требует, по мнению Конституционного Суда РФ, предоставления руководителю повышенной компенсации, а ее минимальный размер должен быть сопоставим с выплатами, предусмотренными действующим законодательством для сходных ситуаций расторжения трудового договора с руководителем организации по не зависящим от него обстоятельствам, и во всяком случае он не может быть меньше, чем при расторжении трудового договора в связи со сменой собственника организации (ст. 181 ТК РФ).

4. О праве руководителя организации предусмотреть в трудовом договоре порядок его досрочного расторжения. Учитывая ст. 57 ТК РФ,  Конституционный Суд РФ указал, что гражданин, свободно выражающий свою волю на занятие должности руководителя организации, имеет законодательно установленную возможность предусмотреть в трудовом договоре помимо размера компенсации порядок его досрочного расторжения. В частности, по соглашению сторон в трудовом договоре может быть установлен срок предупреждения об увольнении по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 278 ТК РФ. Кроме того, руководитель организации вправе зафиксировать в трудовом договоре конкретные условия  применения данной статьи.

5. О судебной защите прав руководителя организации при увольнении по п. 2 ст. 278 ТК РФ. Конституционный Суд РФ особо выделил то положение, что закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе действовать произвольно, вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации. В связи с этим Конституционный Суд РФ указал, что положения п. 2 ст. 278 ТК РФ и ст. 279 ТК РФ не препятствуют руководителю организации, если он считает, что решение собственника о досрочном прекращении трудового договора с ним фактически обусловлено такими обстоятельствами, которые свидетельствуют о дискриминации, злоупотреблении правом, оспорить увольнение в судебном порядке. При установлении судом на основе исследования всех обстоятельств конкретного дела соответствующих фактов его нарушенные права подлежат восстановлению.

Учитывая изложенное, Конституционный Суд РФ принял следующее решение:

·              пункт 2 ст. 278 ТК РФ, допускающий возможность расторжения трудового договора с руководителем организации по решению уполномоченного органа юридического лица либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица (органа) без указания мотивов принятия такого решения, не противоречит Конституции РФ;

статья 279 ТК РФ, согласно которой в случае расторжения трудового договора с руководителем организации до истечения срока его действия при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация за досрочное расторжение с ним трудового договора в размере, определяемом трудовым договором, не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой она, не устанавливая гарантированный минимальный размер компенсации, полагающийся руководителю организации в указанном случае, допускает досрочное расторжение с ним трудового договора без выплаты справедливой компенсации.

Л.А. Голомазова, юрист

Статья опубликована в журнале «Кадровые решения» № 6, 2006.

Купить этот номер в электронном виде

Подпишитесь на нашу рассылку

Рассылка о новых материалах в блоге и новых номерах журналов. Отправляется в среднем 1 письмо в 2 недели.